100 дней с «короной»: Забайкалье на карантине

О том, как край пережил три месяца ограничений

08.07.2020 в 16:05, просмотров: 3022

Ровно 100 дней назад в Забайкалье ввели ограничения в связи с эпидемией коронавируса. За это время многое изменилось: людей заставили сидеть дома и вернули им возможность гулять, закрыли кафе и открыли базы отдыха, ввели масочный режим и отменили электронные пропуска. О том, как прошли эти три с лишним месяца, вспоминал «Московский комсомолец в Чите».

100 дней с «короной»: Забайкалье на карантине
фото: pixabay.com

Никто не был готов

Весть о введении режима повышенной готовности прозвучала, как гром среди ясного неба. На тот момент в Забайкалье не болел ни один человек, не считая китайца Ван Юньбиня, выздоровевшего еще в феврале. Закрылись кафе, рестораны, спортивные залы, кинотеатры, к школьникам, которые ушли на карантин еще раньше, присоединились их родители.

В экстренном порядке на базе городской больницы №1 был развернут моногоспиталь для тогда еще потенциальных больных COVID-19. Как отмечает министр здравоохранения Анна Шангина, которая, кстати, вступила в должность в разгар эпидемии, в самом начале Забайкальский край испытывал дефицит оборудования, нормативное количество которого было прописано в рекомендациях федерального ведомства для развертывания моностационаров. 

Не хватало аппаратов искусственной вентиляции легких, прикроватных мониторов, кислородных точек для реанимационных больных. Не было достаточного числа специалистов для формирования врачебных и сестринских бригад, чтобы каждые четыре часа они сменяли друг друга. Недостаточно было лекарственных препаратов, чтобы сформировать месячный запас при условии полной загрузки моностационаров. А самое главное – не хватало средств индивидуальной защиты для медперсонала. На самом деле, оборудования и медикаментов  в некоторых больницах, перепрофилированных под моностационары, не хватало достаточно долгое время, сообщения об этом перестали появляться совсем недавно.

Кризисным стал этот период и для системы образования. Массовый переход на дистанционное обучение дался и родителям, и детям нелегко.  Вынужденная изоляция вскрыла одну, но очень серьезную проблему – отсутствие интернета в отдаленных районах Забайкалья. А ведь там тоже живут люди, растут дети, и им необходимо образование. Радовались аховой ситуации, наверное, только ученики невыпускных классов – им не пришлось сдавать экзамены в новой форме, а их учебный год закончился немного раньше. 

Кстати, под завершение учебного года в самый разгар эпидемии в Забайкалье ушел со своего поста министр образования Андрей Томских.  Его место заняла бывшая замглавы администрации Железнодорожного района Читы по соцвопросам Наталья Бянкина. 

«Просел» из-за разгула болезни и летний детский оздоровительный отдых. Лагеря должны были открыть еще 1 июля, однако пока работаю только смены при соцучреждениях.

Дети, выплаты, безработные и усталость

Соцучреждения, да и вообще всю сферу труда и соцзащиты, болезнь тоже изрядно потрепала. В центрах помощи детям воспитатели стали воспитанниками не только мамами и папами, но еще и педагогами. Однако, по словам главы профильного ведомства Инны Щегловой, с задачей справились достойно. Сложнее ситуация был в домах престарелых и инвалидов и психо-неврологические дома-интернаты, которые остаются в режиме самоизоляции. С учетом того, что находящиеся там постояльцы имеют зачастую ряд сопутствующих сложных заболеваний, проникновение вируса могло стать настоящей трагедией. Однако сейчас и по Яснинскому, и по Хапчерангинскому дому-интернату ситуация стабилизировалась. Остальные учреждения работают в смены по 14 дней с 30% персонала, что дает большую нагрузку на отдельного человека. Четыре таких смены специалисты уже отработали, и все надеются, что пятая смена будет последней.

Еще одной большой проблемой соцблока стали выплаты, предложенные президентом России Владимиром Путиным. Их организация, информирование и начисление создали колоссальную нагрузку и на электронные системы, и на людей, работающих в этой сфере.

По словам Щегловой,  нагрузка на людей увеличилась в 5-8 раз, в частности, для того, чтобы 38 тысяч забайкальских семей с детьми от 3 до 7 лет получили решение по выплатам, не подавая никаких документов, кроме заявления. Специалисты по линии межведомственного взаимодействия сделали около 2 миллионов запросов. Но ни работа чиновников, ни массирование информирование не смогли охватить всех возможных получателей господдержки – более 25 тысяч семей не подали заявление на «президентские» выплаты. 

А вот Центр занятости востребован сейчас, как никогда. Каждый день количество безработных в крае увеличивается. По состоянию на 8 июля за один день признано безработными 164 человека. Общее количество зарегистрированных безработных с 1 марта 2020 года составило 26,6 тысячи человек. Конечно, часть этих людей получают доплаты, но они мизерные  и прожить на них вряд ли возможно. Хотя совсем без поддержки было бы еще сложнее.

фото с сайта Минсоцзащиты Забайкальского края

Для решения проблемы безработицы на уровне правительства края была озвучена идея использования их труда на строительных площадках,  однако и здесь есть проблемы – далеко не все соискатели имеют соответствующие навыки. Последней новацией региональных властей для помощи безработным стал кадровый день, где органы исполнительной власти надеются найти себе сотрудников. 

«Надо отдать должное нашим специалистам, они, несмотря на колоссальную нагрузки и риск заразиться, продолжают работать в усиленном режиме. За все время уволились только два человека и только один из них – из-за кратно возросшей нагрузки. Мы держимся, но, конечно, все очень, очень устали», - прокомментировала 100-дневные итоги пандемии глава Минсоцзащиты Забайкалья Инна Щеглова.

Все мы смертны

Кстати, о власти. Чиновники и политики также попали под удар COVID-19, хотя и держались достаточно долго. Первое сообщение о появлении болезни в кабинетах власть имущих прилетело из городской администpaции.  Позднее аналогичная информация пришла с Чайковского, 8  и министерства спорта

Не пощадила болезнь и депутатский корпус. Первой жертвой болезни в краевом парламенте стал коммунист Евгений Кузнецов. Коллеги почтили его память минутой молчания на внеочередной сессии Заксобрания в начале июня. Позднее его коллега-коммунист, первый секретарь крайкома партии Юрий Гайдук оказался в больнице с тем же диагнозом. 

Хочется верить, что «корона» не добьет ведомства, специализирующиеся на поддержке бизнесу, который, мягко говоря, находится не в лучшем виде. Даже некоторые виды помощи, которые анонсировали власти, типа снижения арендной платы и некоторых видов налогов, не способны оказать существенное положительное влияние на общую картину обрушения экономики края. По словами министра экономического развития региона Александра Бардалеева, чтобы на прежний уровень экономика региона сможет выйти не раньше, чем через два года.

«Забайкальский край одним из первых начал снимать ограничения. К примеру, у нас очень рано открылись торговые центры и сфера услуг.  Это все во благо бизнеса. Затем мы запустили автошколы, потом с большим трудом отстояли базы отдыха. Теперь вот открыты летние кафе и веранды. Мы идём по пути снятия ограничений, и спасибо всем, кто нас поддерживает», - сказал министр.

650 тысяч просмотров и финансовые потери

Едва ли ни самым пострадавшим направлением в истории с «короной» стала культура. Закрылось все. Руководитель профильного министерства Татьяна Цымпилова высказала противоречивое отношение к промежуточным итогам борьбы с пандемией: с одной стороны, за эти 100 дней работники культуры стали еще ближе к аудитории благодаря интернет-пространству, с другой – отрасль несет значительные убытки.

За три с небольшим месяца многие культурные мероприятия прошли в дистанционном формате. Однако, по мнению министра, в этом есть и положительный момент: о забайкальский культуре смогут узнать жители любой точки мира. Перенесен на следующий год Международный бурятский национальный фестиваль «Алтаргана». Этой весной не состоялся Международный фестиваль искусств «Цветущий багульник». Если снимут все ограничения, вместо него осенью пройдет Музыкальный фестиваль «Жизнь в гармонии».

«Государственные и муниципальные учреждения культуры края в этот период «потеряли» более 112 миллионов рублей, из них порядка 49,3 миллиона рублей должны были быть направлены на выплату заработной платы.  Качественная цифровизация деятельности учреждений культуры невозможна без федеральной господдержки, особенно таким высокодотационным регионам как наш, в которых бюджетные расходы на культуру состоят только из первоочередных расходов – на зарплату, налоги и коммунальные услуги. Остальные расходы осуществляются за счет доходов от внебюджетной деятельности, которые перестали поступать из-за введенных ограничительных мер», - подчеркнула Цымпилова.

Забайкальские культработники практически с нуля создавали новые виртуальные концерты, спектакли, выставки и экскурсии, проводили флешмобы в поддержку врачей и забайкальцев на самоизоляции. На сегодняшний день государственные учреждения культуры, подведомственные министерству, провели свыше двух с половиной тысяч онлайн-мероприятий, общее число просмотров составило более 650 тысяч.

«Нашим артистам сложно работать без живого зрителя. Очень надеемся, что в скором времени эпидемиологическая ситуация улучшится, и учреждения культуры смогут вновь принять посетителей», - подводит итог глава Минкультуры.

Говорить о том, что все закончилось, еще рано, но промежуточные итоги говорят о том, что пандемия вскрыла много нерешенных проблем в разных сферах жизни забайкальцев. Какие-то трудности ушли в прошлое быстро, какие-то остались. Ясно одно, с приходом «короны» мир изменился, и нам придется заново учиться в нем жить.

Коронавирус Забайкалье. Хроника событий


|