Михаил Гомбуев: когда возможности безграничны

Разговор с членом Общественной палаты о поддержке НКО и значении волонтерства

22.12.2019 в 12:22, просмотров: 883

В каждое время существовали люди, готовые пожертвовать своими временем, ресурсами, силами для достижения не только своих целей, но целей общества. Всегда были те, кто готов помогать другим, не требуя ничего в ответ. Но даже таким людям нужна помощь, признание, понимание того, что их дело действительно важно. О том, в чем суть общественной деятельности, и почему социально ориентированные некоммерческие организации нуждаются в поддержке, «Московский комсомолец в Чите» поговорил с членом Общественной палаты края Михаилом Гомбуевым.

Михаил Гомбуев: когда возможности безграничны
Фото предоставлено Михаилом Гомбуевым

Делать, если можешь

- Михаил, расскажите, пожалуйста, как вы попали в Общественную палату, а главное, зачем?

- В Общественную палату я попал в результате цепи событий. Начались они пять лет назад, когда меня избрали председателем общественной спортивной организации инвалидов. Там я был председателем, организовывал мероприятия, старался решать какие-то вопросы, с которыми ко мне обращались. Так совпало, что после этой работы начали проводиться выборы в состав Общественной палаты четвертого созыва. Мне предложили поучаствовать, я подал документы, но особо не рассчитывал на успех. Для меня было удивительно, что за меня проголосовали большинство депутатов Заксобрания. С одной стороны, мое членство в палате – случайность, с другой – закономерность.

Зачем я сюда пришел? В первую очередь, я рассчитывал на расширение контактов, на получение доступа к информации, которую в других обстоятельствах пришлось бы искать на порядок дольше. Я хотел повысить свою осведомленность. Во-вторых, это возможность личных встреч с руководителями различных организаций и ведомств. Личное общение важно при поиске решений каких-то проблем и вопросов. По сравнению с официальной перепиской, это во многом упрощает работу и позволяет достичь результата быстрее. Здесь я набираюсь опыта, участвуя в новых для себя видах деятельности. Это развивает мои способности и делает меня более эффективным.

- Расскажите о своей работе в НКО?

- Честно говоря, когда пять лет назад меня пригласили возглавить общественную организацию, я отнесся к этому без особого энтузиазма. На тот момент я себя не представлял в этом качестве совершенно, общественная деятельность меня никогда не привлекала. Я считал это бременем. Но согласился. Понимал, что справлюсь – спортивного опыта и юридической практики для этой работы у меня достаточно. Опять же меня «подловили» на том, что мне небезразлично положение спорта в нашем регионе. Эта сфера в Забайкалье находится в очень тяжелом положении. Спорт – вещь нужная, и его нельзя оставлять без внимания.

- В Общественной палате вы тоже занимаетесь спортивным направлением?

- Нет, здесь я не стал ограничивать себя только сферой спорта инвалидов. Так получилось, что интересы инвалидов в ОП представляют два человека – я и зампредседателя регионального отделения Всероссийского общества инвалидов Сергей Петров. Мы решили, что нужно заниматься не только спортом инвалидов, но охватить так же сферы – культуры, образования, медицины, соцобслуживание.

Фото предоставлено Михаилом Гомбуевым

- В них тоже большие проблемы?

- Они есть, особенно у инвалидов. Они ограничены в возможностях посещать те или иные учреждения, потому что большинство услуг ориентированы на здоровых людей. Например, в спортшколах нет специально подготовленных тренеров, методистов, в культурно-образовательных центрах с детьми-инвалидами тоже никто не работает. Где ребенку с инвалидностью обучаться рисованию, народным промыслам, развивать иные творческие способности? А возможность посещать такие места определяет качество жизни.

- И что с этим делать?

- Чтобы эти проблемы решались, Комиссия ОП по социальным вопросам, здравоохранению и популяризации здорового образа жизни запланировали серию круглых столов с представителями органов власти и общественниками. Я рассчитываю, что встречи не станут пустой тратой времени, ведь очень много обсуждений заканчиваются ничем, проблемные вопросы не решаются годами. Хочется, осуществить пересмотр политики по каждому проблемному вопросу, чтобы проблемы решались в настоящем времени, а не в будущем.

- Уже удалось что-то обсудить?

- Да. Первый такой круглый стол прошел в 30 октября. На нем присутствовали представители краевых министркств, общественность была представлена членами региональных отделений ВОС, ВОИ, ВОРДИ. Мы попытались систематизировать все проблемы, которые есть у инвалидов, чтобы создать повестку для будущих встреч. Кроме этого, я принимал участие в подготовке к пленарному заседанию по проблемам сектора НКО. Тогда готовил доклад о видах финансовой поддержке некоммерческих организаций.

Всем нужна поддержка

- Много ли сейчас инструментов для помощи НКО?

- Государственная финансовая поддержка осуществляется в основном через два механизма. Это могут быть грантовые конкурсы, когда активисты готовят какой-то проект, сами просчитывают сметы и сами эти проекты реализуют. Есть другой вариант – выделение субсидии, когда организатор конкурса определяет содержание, масштабы и формат работы. И тут у НКО выбор не велик  – они либо соглашаются выполнять те задачи которые перед ними ставит госорган, либо отказаться от участия в  конкурсе на получение субсидии.

- И это все?

- Нет. Существуют и другие подходы. Например есть форма поддержки, при которой НКО получает компенсацию за потраченные средства, если их деятельность будет признана общественно полезной. В таком случае организация получит свои потраченные деньги назад. Мой доклад, кстати, и был посвящён тому, что любая деятельность требует финансовых вложений, это будет дополнительной мотивацией. Мы должны выстраивать свою «забайкальскую» систему поддержки НКО, с идеологией, с принципами, с учетом особенностей региона. Финансовые ресурсы ограничены и хочется чтобы средства направлялись не на PR-акции, а на реальные дела. И всё это должно закрепляться в документах и быть прозрачным.

- В чем принципиальная разница между грантами и субсидиями?

- Она весьма существенна. Получается, что через субсидии для НКО министерства стараются решить задачи, которые раньше выполняли подведомственные учреждения. И это оборачивается потерями для государственного сектора. Если раньше деньги проходили через госучреждения, то сейчас они проходят через общественные организации. Я в этом вижу хитрость со стороны органов власти, потому что фактически для конечных потребителей – для граждан, ничего не изменилось, никаких улучшений. Например объем средств краевого бюджета направляемых на развитие спорта с каждым годом только падает. При этом доля средств получаемых НКО на эти цели растет и это преподносится как некое достижение.  Если расходы на социальную сферу будут и дальше сокращаться, то уже не важно кто «осваивает» деньги - государственные учреждения или НКО. Нас в любом случае ждет крах, коллапс. Мы все видим как ситуация с каждым годом становится только хуже.

Я считаю, что форма грантов эффективна тогда, когда внедряется что-то новое. Начинать что-то глобальное, масштабное лучше после проработки на уровне пилотного проекта. Такая работа позволяет выявить какие-то проблемы, которые никто не мог предвидеть на этапе планирования, оценить риски.

Субсидии же эффективнее, когда необходимо проводить плановую работу, чтобы у организации был гарантированный источник финансирования. Это стабильность имеет значение для людей, как для членов организации, так и для целевых групп. Если организация будет понимать, на какие средства она может рассчитывать, она сможет сохранить свой кадровый потенциал, сможет развиваться.

- А что интересует конкретно Вас?

- Естественно, меня в большей степени интересовала именно грантовая поддержка в Забайкалье. Эту программу приостановили несколько лет назад из-за недостатка финансирования, хотя на уровне ведомств проходили различные конкурсы с небольшими фондами.

- Насколько мы знаем, сейчас восстанавливают такую работу. Это так?

- Да, грантовую поддержку собираются восстановить на уровне края. Например, в будущем году будет выделено 35 млн рублей на поддержку НКО в сфере культуры. Условно, в каждый район придет по одному миллиону. Могу предположить, что эту сумму «разобьют» по 200-300 тысяч, что позволит принять участие большему числу НКО.

- А что тогда делать сейчас, пока денег совсем немного?

- Пока наши НКО активно принимают участие в программе президентских грантов, но здесь я вижу ряд проблем. Решения на федеральном уровне принимают люди, которые не знают наш край, не знают, какие проблемы здесь актуальны, у них одни приоритеты, у нас – другие. И мы, к сожалению, не можем влиять на эти решения. Региональный конкурс грантов поможет более эффективно решать именно наши местные проблемы.

Фото предоставлено Михаилом Гомбуевым

Ради общей цели

- Михаил, скажите, пожалуйста, за столько лет работы в общественном движении ваше отношение к волонтерам поменялось?

- Я постоянно убеждаюсь в том, что общественная деятельность востребована. Во многом это организационная работа. Органы власти не могут охватить все проблемы, все направления. Не стоит забывать что госучреждения скованы многочисленными запретами бюджетного законодательства, Закона о контрактной системы и т.д. В этот момент остается использовать только ресурсы общества. Именно поэтому работа общественников нужна и важна. А если у НКО будет поддержка государства их эффективность возрастет.

- Как вы считаете, у нас достаточно людей с активной жизненной позицией, которые способны решать не только личные, но и более глобальные проблемы?

- Я бы так не сказал. Большинство людей сосредоточены на своих собственных проблемах. А тех кто находят силы и время бесплатно потрудится на благо общества совсем немного.  Пока руководил федерацией часто приходилось всю бумажную и организационную работу делать в одиночку. Мне очень не хватало толковых людей, которым бы можно было дать ответственные поручения. Думаю это распространенная проблема. Сейчас в Забайкальском крае около 1000 зарегистрированных НКО.  Есть мнение, что их количество необходимо увеличить. А что это даст?  В крае наступит век всеобщего благоденствия? Это работает как раз обратном порядке, если будет изобилие кадровых, финансовых и материальных ресурсов тогда и сектор НКО начнет расти.

- Но выход ведь какой-то должен быть?

- Можно увеличить количество активистов, если помогать им. Общественник – это человек, у которого есть время, и который готов совершать общественно-полезные дела. Для того, чтобы он отдавал больше времени и сил, нужно какое-то вознаграждение, ему на что-то надо жить. Не может все держаться только на энтузиазме. Если поддержка станет системной, то в эту сферу придет больше людей.

- Теперь немного личный вопрос. У вас немало достижений и в спорте, и в профессиональной, и в общественной деятельности. Что вами движет?

- Мной движет желание преодолеть те ограничения, которые наложила на меня инвалидность. Я хочу жить полноценной жизнью, ни в чем себе не отказывать. Чем бы ни занимался, я хочу быть в числе лучших, хочу иметь достижения, которым можно будет гордиться. Мне нужны такие результаты, за которые не будет стыдно, и чтобы никто не смог сказать, что я недостаточно приложил усилий. В своей работе в Общественной палате придерживаюсь тех же принципов. Здесь я ставлю перед собой достаточно высокую планку и стараюсь внести ощутимый вклад в общее дело. 


|