Рай в шалашах: будет ли Арахлей когда-нибудь похож на Бора-Бора

Большое интервью с Сергеем Ворожейкиным

Недавно мы писали об «Ожерелье Даурии» - красивейшем маршруте в Читинском районе, лежащем через густые леса, поля и зеркальные озера. Впервые за последние годы организаторы настолько близко подобрались к его запуску, что настала пора по-настоящему готовиться к приему гостей. Одной из жемчужин многокилометрового ожерелья должен стать популярный у забайкальцев Арахлей, но пока утопические картинки с современными виллами и отелями разбиваются о пачки бумаг и растворяются в пустеющих карманах инвесторов.

Большое интервью с Сергеем Ворожейкиным
фото: канал TheFANTOMASUPER на Youtube

Почему предпринимателям пока не удается построить курорт международного уровня, нам помог разобраться владелец одной из крупнейших баз на Арахлее, член общественного совета по туризму при ОП Забайкальского края Сергей Ворожейкин.

Туалет за два миллиона

- Сергей Николаевич, давайте сразу начнем с главного и расставим все точки. В этом году бизнес в крае, да и во всей стране, захлестнула пандемия. Сократились доходы компаний, урезаны штаты. Как турбизнес чувствует себя на Арахлее? Выжили?

- Конечно, выжили. «Надежда» умирает последней.

- Но сезон же был короче, чем обычно.

- Да, сработал отложенный спрос. В то время, когда нам позволяли работать, посетителей было гораздо больше, чем во все прошлые годы. Даже несмотря на дожди, люди ехали и ехали, ведь все было отрезано вокруг, все заграничные направления. Я бы, если честно, заполнил бы три своих базы. Жаль, что не удалось разместить всех желающих.

- То есть сезон закрыли в плюсе?

- Все, кого я знаю, сработали с плюсом, все нормально.

- Судя по вашим словам, владельцам баз нужно расширяться. Такие возможности сейчас есть?

- Теоретически, есть, но, когда дело доходит до строительства или выделения земли, мы сталкиваемся с проблемами, которые нужно было решать уже очень давно.

- О чем вы?

- О том, что берег Арахлея сегодня – одна из самых сложных в плане ведения бизнеса территорий. Вы же наверняка знаете, что здесь много лет назад полностью запретили приватизацию земельных участков, а частная собственность – это стимул и важнейший институт рыночной экономики. Сверху еще нас придавили экологической экспертизой федерального уровня. Сейчас чтобы построить баню, или, например, большой теплый туалет с удобствами, условно говоря, требуется 500 тысяч рублей. А для того, чтобы пройти экологическую экспертизу, получить все разрешения, год я должен ходить и собирать бумажки, которые обойдутся еще около 1,5 млн рублей. Итого баня будет стоить 2 млн рублей, что, конечно, ненормально. Даже реконструкция имеющихся зданий требует прохождения экологической экспертизы федерального уровня.

- Полтора миллиона? Это вы за государственную услугу должны столько заплатить?

- Нет, не совсем так. Чтобы получить положительное заключение экологической экспертизы требуются изыскания. Для них нужны лицензированные буровики, чтобы они взяли грунт. Только за исследование грунта мне несколько лет назад выставляли счет на 300 тысяч рублей. Сейчас, думаю, сумма серьезно выросла. Еще нужна справка на гельминтов, на краснокнижные растения. Это вообще абсурд. Тем более, если базе отдыха, например, моей, уже 50 с лишним лет. Какие там могут быть краснокнижные растения?

фото: zabaikaloopt.ru

- Вы хотите сказать, что все владельцы баз заплатили за каждое здание по полтора миллиона? Давно такие правила действуют?

- Когда строил кафе, экологическую экспертизу тоже проходил, но не федерального, а регионального уровня. Процедура была проще: сделал проект, подал объявление в краевую газету, затем были проведены общественные слушанья в администрации Читинского района, собирал документы. Это было около 10 лет назад. Сейчас же для получения заключения экологической экспертизы требуется разместить объявление в федеральном СМИ, например, в «Российской газете». Затем следует дать объявление и в региональное СМИ, потом – в районную газету. Если это будет кому-то интересно, соберутся люди, пообсуждают. Далее – сбор обширного списка документов. Сама экспертиза стоит недорого, примерно 200 тысяч. Остальную сумму придется отдать разным организациям за исследования, экспертные заключения и справки.

- Подождите. Арахлей – охраняемый природный объект. Он входит в состав Ивано-Арахлейского природного парка. Вы хотите сказать, что экспертиза вообще не нужна. Не превратит ли это озеро в грязную лужу через несколько лет?

- Она (экологическая экспертиза – прим. ред.) должна быть, это однозначно. Но этот процесс не должен быть таким долгим, громоздким и дорогостоящим. Я понимаю, что нужно следить за тем, что возводится на базах. Но ведь ко всему нужно подходить с учетом интересов всех сторон. Сейчас строиться на Арахлее почти невозможно. К экспертизе прибавляйте затраты на сами работы, доставку материала. Цена объекта возрастает многократно.

- Это ошибка какая-то или кто-то не хочет, чтобы Арахлей обрастал туробъектами?

- Когда принимались решения о присвоении статуса особо охраняемой природной территории в расчет, видимо, не брали туристический и инвестиционный потенциал этих мест – именно рекреационных объектов. Про них просто забыли по глупости, как угодно можно это трактовать. Сейчас надо исправлять ошибки, понять, что совершили промах, не учли этот момент.

- И что делать теперь?

- Вот на этой огромной локации расположены рекреационные объекты, база отдыха, детские лагеря, частные дачи. Невозможно сделать мероприятия даже по минимальному благоустройству, элементарное освещение, адрес, индекс невозможно присвоить, без которого проблематично зарегистрироваться сегодня в интернет-поисковике, поскольку базы не входят в границы поселения. Один из способов решить все эти проблемы – включить «Пески» в состав Арахлейского поселения, ну, или какого-либо другого населенного пункта.

- Какой результат это может дать?

- Во-первых, в этом случае снижается потребность в разного рода экспертизах и бесконечных бумагах. Во-вторых, это даст возможность за счет налогов развиваться этим территориям, поскольку налог на имущество прямиком пойдет в бюджет муниципального образования, НДФЛ пойдет в местный бюджет. Мы можем создать там настоящий «золотой» поселок, где местные жители будут чувствовать себя отлично и видеть развитие. Денег там хватит и на школу, и на ФАП, и на все остальное.

На чужих берегах

- Такие предложения звучали уже несколько раз. Почему этого нельзя сейчас? Вам что-то говорят конкретное?

- Не знаю почему, контраргументов никто не приводит. Говорят – нельзя, и все на этом.

- Сергей Николаевич, все похоже на то, что вы действуете в собственных интересах, если честно.

- Давайте без намеков, говорите уже прямо. Некоторые с издевкой, даже депутаты Заксобрания, говорят, что у меня задача одна – приватизировать землю. Ну, я, конечно, хотел бы свой земельный участок в собственность и не вижу здесь абсолютно никакой крамолы. Это вполне нормальное естественное желание. Мы живем в рыночных условиях, кругом все частное – квартиры, дачи, предприятия. Да, я хочу этот участок приватизировать, чтобы его облагородить, оставить в наследство своим детям. Не понимаю, почему пытаются людей в этом упрекнуть. Мы же видим, что в эту землю кроме нас, местных инвесторов, никто ничего вкладывать не будет.

фото: chita.ru

- А что, по-вашему, там изменится, если берег отдать частникам?

- Изменится все, причем в лучшую сторону. На мой взгляд, они просто станут чище, ухоженнее, изменится отношение к ним со стороны собственников. Люди будут возводить базы отдыха, рестораны, санатории и прочее. Назначение ведь останется прежним, завод по выпуску покрышек там никому построить не дадут никогда, я надеюсь. Да и контроль сейчас ужесточили за выбросами и всем остальным. Это, кстати, я поддерживаю.

Вообще, охраняемые природные территории с заботой о будущих поколениях создаются, это я понимаю. Но бездумный подход к вопросу прямо вредит нашему социально-экономическому развитию. Наш природный парк нужно развивать, но ограничивая человека в праве взять ответственность за его землю, задач не решишь. Я как собственник всегда заинтересован, чтобы на моей территории не было пожаров, были птички, рыбки, чтобы люди приезжали и видели все это, отдыхали и получали удовольствие. А пока нам это не принадлежит, ответственность, конечно, не такая.

фото Сергея Ворожейкина

- Есть ли какое-то движение к предоставлению права на приватизацию земель вокруг озера, или этот вопрос никто сейчас всерьёз не воспринимает?

- Нет, к сожалению. И сегодня, когда начинаешь говорить об этом, чиновники морщат лбы. Думаю, что политики чувствуют конъюнктуру, а ведь у большинства населения, хоть мы и живём тридцать лет при капитализме, коммунистическое сознание живо. Осипову (губернатору Забайкальского края – прим. ред.) здесь надо отдать должное. Он обратил внимание на проблему Ивано-Арахлейской территории, в правительстве края идёт работа, составляют планы по решению вопросов, связанных с безопасностью, дорогами, мусором, водоотведением, транспортным сообщением. Движение вперед началось. Даже администрация Читинского района впервые за 20 лет в лице заместителя главы заявила, что приоритетное развитие туризма в районе – Арахлей. Желание развивать территорию я, конечно, приветствую, но бюрократические препоны никогда не дадут нам построить современную туристическую инфраструктуру. Это задача бизнеса, для этого необходима благоприятная экономическая среда – то, о чем я говорил ранее. Это частная собственность на землю и снижение в разы административной нагрузки, упрощение процедур.

У нас под боком есть пример. Посмотрите, какие шикарные особняки сегодня стоят на берегу Тасея в дачном кооперативе, где нет никаких ограничительных мер. И, напротив, какие лачуги окружают Арахлей, где законы по «защите» природы действуют в полной мере. Начинать нужно с создания достойных условий.

Пекинский экспресс

- Шесть лет назад, как мы все помним, рубль поскользнулся, упал, и любимый всеми гипермаркет с банями и ресторанами в Маньчжурии стал многим не по карману. Пессимисты, в числе которых было много китайских бизнесменов, констатировали начало очередного кризиса, а оптимисты взглянули на ситуацию под другим углом. Забайкальский край, думаю, вы помните, стал едва ли не самым дешевым вариантом хорошо провести время для жителей Поднебесной. Почему берега Арахлея, экотропы природного парка до сих пор не заполнили толпы туристов из КНР?

- После того, как рубль рухнул в 2014 году, и наших туристов в Китае почти не стало, приграничные Эньхэ и Маньчжурию фактически сделали русскими городами в КНР. Теперь это почти курортные поселения с ориентацией на своих туристов. Ежегодно Маньчжурию посещает до 5 млн человек, туристов из внутренних территорий Китая.

Эньхэ - Русская Национальная волость, 2019 год. фото Сергея Ворожейкина

В одной из командировок мы разговаривали с руководством города Эньхэ. Я спрашивал, есть ли варианты часть туристов из Китая отправить к нам. Они сразу ответили: «Да без проблем. Три тысячи человек каждый день в сезон мы можем привозить в Забайкалье, но ни один ваш пограничный переход с этим не справится».

Эньхэ - Русская Национальная волость, 2019 год. фото Сергея Ворожейкина

- То есть вся проблема в переходе?

- Нет, конечно. Давайте честно – у нас же здесь абсолютно ничего нет для нормальной встречи гостей из-за границы, поэтому они (китайцы – прим. ред.) здесь и не задерживаются. Едут дальше – на Байкал, на запад нашей страны.

Я могу точно сказать, что китайцы хорошо организованные и дисциплинированные люди. Да, немного крикливые, могут намусорить, но это совершенно не проблема. Они вполне адекватные туристы. Почему бы их у нас не принимать? Тем более, это прибыльный бизнес. Деньги у них есть.

Раньше мы ездили к ним оставляли свои кровные, теперь пусть они приезжают, на Арахлей, в частности. Здесь к нам сразу предъявляются определенные требования – должны быть нормальные гостиницы, унитаз в номере, туалеты на местах остановок, комфортные кафе и так далее. Это огромная работа и большие вложения.

- Неужели наши туристы не требуют такого уровня сервиса?

- Есть разные туристы. Кто-то привык отдыхать с комфортом, у других могут быть не такие высокие запросы. Но минимальные условия, по моему мнению, должны создаваться независимо от требований людей. Это все показатель нашего уровня культуры.

База отдыха "Надежда" Сергея Ворожейкина. фото: chita.ru

- Давно хотел спросить, как владельцы баз этот самый уровень культуры и воспитания оценивают? Забайкальцы не доставляют больших проблем?

- Сложный вопрос, всякое бывает. Людей, на мой взгляд, надо воспитывать. Нужен кнут и пряник. Вообще, туризм всегда начинается с вопроса безопасности. Нам в первую очередь нужно решить его, хулиганов поставить на место. Не должно быть пьяных на дорогах, не нужно там вакханалии устраивать. Правоохранителям следует эффективнее работать.

Я как-то представителю МВД на одной из встреч задал вопрос: сколько протоколов вы выписали на Арахлее? Это было в июле. Мне на совещании ответили – 21 протокол, все по линии ГИБДД. А все остальное остается без внимания?

- Вы считаете, что следует штрафовать отдыхающих?

- Ко всем случаям нужно подходить индивидуально. Людей надо информировать, нужна наглядная агитация о неблагоприятных последствия чрезмерного употребления алкоголя в местах отдыха для профилактики пьянства, соблюдения закона о тишине. Законодательство должно работать, это обязательно. Что касается баз отдыха - это ведь гостиничные услуги - есть ГОСТы, нужно требовать их соблюдения. Этим должны заниматься органы местного самоуправления, а полиция должна пресекать нарушения.

Вход платный

- Может быть тогда стоит создать дизайн-код Арахлея, огородить территорию, сделать платный вход и так далее?

- О дизайн-коде я не задумывался, но было бы хорошо, если бы все было в едином стиле. Смысл в этом есть. А в остальном да, это не раз обсуждалось - территорию нужно приводить в порядок. Во-первых, на въезде должен быть шлагбаум, специалисты Ивано-Арахлейского природного парка смогут взимать плату за въезд. Возможность такая, кстати, недавно появилась благодаря правительству России. Работа над организацией пропускной системы на Арахлей уже началась.

- Сколько будет стоить проезд, и на что эти деньги следует тратить?

- Цена проезда – вопрос открытый. Думаю, это должна быть совсем небольшая сумма. Но в итоге получится собирать вполне достойные деньги. На что тратить? На охрану окружающей среды – уборку территории от мусора. Эта проблема очень остро стоит, особенно в лесах вокруг озёр. Если береговую полосу периодически убирают, то в лесах полно мусора, маленьких и больших свалок.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Из 250 туристических баз на Ивано-Арахлейских озерах договор на вывоз мусора с региональным оператором «Олерон+» заключили только 50 баз. Об этом 23 июля «МК в Чите» сообщили в пресс-службе Минэконома Забайкальского края. В ведомстве уточнили, что из-за этого уборка на большинстве турбаз проводится нерегулярно. Чрезмерная захламленность территорий - это одна из главных проблем на Ивано-Арахлейских озерах. «Летом отдыхающие на своих машинах становятся большой нагрузкой для нашего поселка. После себя люди оставляют очень много отходов. Сегодня машины с туристами есть везде - на Тасее, Шакше, Иване. И везде - мусор»,- рассказала глава администрации поселка Арахлейского Дулма Нимаева. Кроме того, на совещании была затронута тема о создании платных стоянок для машин на территории Ивано-Арахлейских озер. #мквчите #новостимк #забайкальскийкрай #забайкальский_край #забайкалье #арахлей #мусор #олерон+ #минэконом #иваноарахлейскиеозера

Публикация от Новости Читы и Забайкалья (@chita_today)

Большинство владельцев рекреационных объектов не заключили договоры с «Олерон+». Вдобавок есть огромные территории, где отдыхают люди «дикарями». Мусора там много. Хотя, 90% людей, отдыхающих в палатках – ответственные. Они убирают за собой, несут мешочки с мусором в места накопления – на контейнерные площадки, но пока вывозить отходы просто некому. У района и парка на это денег нет. Деньги также нужны на развитие природного парка, на обустройство экологических троп, на научную деятельность. Проблем, которые существуют из-за отсутствия финансов, очень много.

- Может быть найдутся местные инициативы? Например, по сбору, сортировке и переработке отходов по договору с парком или с тем же «Олероном».

- С местными жителями пока очень все непросто. В свое время, когда создали парк, до них не довели информацию, не подготовили людей. Они занимались охотой, ловили рыбу, но после изменения статуса территории многие традиционные их виды деятельности стали вблизи сел невозможными. Сейчас нужно перестраивать сознание, подталкивать их к работе в иной сфере.

- Такие прецеденты есть уже где-то в России?

- Есть, причем совсем рядом. Раньше, в советское время, на крупнейшем острове Байкала – Ольхоне – был совхоз. Затем там начал развиваться туризм. В 2012 году я побывал там со своей семьей. Мы заказали экскурсию. Приехал очень приятный человек на УАЗе «Буханке», возил нас весь день, показывал достопримечательности, острова, рассказывал много интересных вещей. Я с ним разговорился о жизни. Оказалось, что этот человек – бывший чабан, пас овец. Теперь он совсем по-другому зарабатывает. На жизнь хватает, доход весьма приличный. Сейчас он в состоянии построить дом, дать образование детям, содержать семью и с уверенностью смотреть в будущее. Большинство жителей острова сегодня живут за счет туризма, сдают жилье, занимаются народными промыслами, показывают этот процесс туристам, продают сувениры, водят различные экскурсии.

- А вы пробовали говорить с людьми в селах возле Арахлея о таких возможностях?

- Да, в рамках работы общественного совета по туризму мы проводили выездное заседание в Беклемишево. Там была встреча, но и у жителей, и у руководителя муниципального образования отторжение ко всему этому. Люди говорят, что им все это не нужно. В тоже время у детей горят глаза. Они уже понимают, что все вполне достижимо, перспективы есть.

- Есть ли что-то, что может сдвинуть с места этот «камень»? Политическая воля, может быть, или инициатива снизу.

- Рецепт прост: если будет поток людей, все начнет развиваться. Важно добиться синергетического эффекта. Поток туристов эти вещи будет генерировать сам, конечно, если будут созданы условия.

С другой стороны, чтобы создать этот поток, нужно понимать, какие и когда требуются решения. По моему мнению, необходима концепция развития Ивано-Арахлейской территории, перспективный взгляд на то, что мы в будущем хотим увидеть на здешних озёрах. В концепции не следует говорить только о рекреационной деятельности. Нужно использовать на 100% все возможности территории, изложить взгляд на развитие природного парка, сельское хозяйства, рыбоводства, животноводства, растениеводства, нужно организовывать сбор целебных трав, развивать культуру, поддерживать народное творчество, оберегать самобытность сел, народные промыслы, ремёсла.

Серьёзнейшим образом нужно уделить внимание экологии, ограничить использование пластика, пакетов, бутылок одноразовой посуды, моющих средств, содержащих фосфор и так далее. Надо осознавать, что в перспективе – это огромный рынок с большими деньгами и с большими возможностями. Если все сделать правильно, мы преобразим Ивано-Арахлейскую территорию, сделаем её визитной карточкой нашего Забайкальского края. Для этого не надо изобретать велосипед. Все, о чем я говорю, давно реализовано и за рубежом, и в некоторых других регионах нашей страны. Необходимо положительный опыт просто взять и применить на месте.

Слева - направо: член общественного совета по туризму Лидия Напартэ, Сергей Ворожейкин и руководитель дирекции Ивано-Арахлейского природного парка Евгений Савицкий