Восстающие из пепла: как сегодня живут погорельцы Забайкалья

Журналист «МК в Чите» побывал в покалеченных селах вместе с руководством региона

03.05.2019 в 15:49, просмотров: 3483
Восстающие из пепла: как сегодня живут погорельцы Забайкалья
фото "МК в Чите"

Под ногами с хрустом рассыпаются осколки уже несуществующих кровель. Осколки их жизни «до»… до того, как, по словам тасырхойцев, «со скал сошла лавина огня». Как почти с нуля начинать «после», они и погорельцы еще двух сел обсудили с посетившим Борзинский район врио губернатора края Александром Осиповым.

«Огонь как будто кто-то кидал»

Степь вокруг Тасырхоя напоминает карту военных действий, где бурым цветом отмечены пути наступления пожара. Он атаковал стремительно и подло - под прикрытием пыльной бури. Когда пламя ринулось с сопок, люди успели только открыть некоторые загоны и спастись бегством.

«Весь день ничего не было видно из-за носившегося в воздухе песка. В один момент подошли мужики и говорят, что откуда-то дымом пахнет. Я залезла на крышу и давай смотреть, - рассказала миниатюрная 60-летняя Саяна Анандуева. – Ничего сначала не увидела, но вдруг на сопке появились огни. Моментально спустились по ложбине, а через секунду уже вспыхнуло сено с той стороны деревни».

Саяна Анандуева. фото "МК в Чите"

К этой женщине односельчане обратились именно потому, что в деревне нет мобильной связи, а с крыши ее дома была хоть какая-то надежда дозвониться до пожарных и людей, чьи дворы уже полыхали.

Ветер, со слов очевидцев, буквально швырял огонь через улицу. Люди успели выгнать коров и лошадей. Больше всего погибло баранов – животные в силу своих особенностей просто остались в открытых загонах.

«У меня сгорели 90 баранов и 50 ягнят. Многие овцы были беременны. В день пожара родила одна из коров, теленок сгорел. Вторая вместе с теленком погибла в сеннике. Из вещей я успела только паспорт и документы на дом за пазуху затолкать. Про все мы забыли, когда побежали животных спасать», - махнула рукой собеседница.

Тасырхой. фото "МК в Чите"

Саяна Анандуева радуется, что местные дети не видели весь этот ужас благодаря чистой случайности. Пять дней в неделю учатся и живут в Шерловой Горе, обычно их забирают на выходные, а в этот раз просто не успели из-за пыльных бурь.

Женщина утверждает, что на помощь тарсыхойцам пытались прийти из Семиозерного, но огонь не подпустил машины к горящим домам.   

«Одни от него уезжали на нескольких заведенных тракторах, другие бежали и спрятались в яме с черной землей недалеко отсюда. На самом деле, даже 10 пожарок ничего бы не смогли сделать - такой ветер был», - вспоминает она.

Останки "железных коней". фото "МК в Чите"

На пепелище не строят

Шедшее на несколько метров над землей пламя за считанные минуты полностью уничтожило 16 домов и по дороге спалило чабанскую стоянку.

«Нам 6 лет назад свет протянули, только-только начали жить по-человечески, бытовой техникой пользоваться… Телят, ягнят покупали…», - рассказывают тасырхойцы.

Сейчас искореженные и покрытые копотью остатки этой техники собирают на металлолом. Трупы сгоревших животных уже увезли, а скот, который получил сильные ожоги, усыпляют. Руины домов сносит выделенный Харанорским разрезом бульдозер.

На месте дома чабана. фото "МК в Чите"

Есть старое поверье – нельзя строить дом на месте сгоревшего. Поэтому деревню решили перенести ближе к тем самым сопкам. Возможность перебраться в другие села, а тем более в благоустроенные квартиры, те, с кем удалось поговорить, решительно отвергают.

«А куда нам с животными? На балкон что ли? Строиться будем. Нас отсюда не выживешь!» - в голос заявляют они.

По словам главы района Юрия Сайфулина, только две из 16 семей решили не возвращаться в Тасырхой. Половина погорельцев сейчас живет у родственников и каждый день приезжает, чтобы ухаживать за остатками стада. Вторая ютится в «покосных вагончиках», которые им предоставили друзья и родные. В одном из таких выкармливают котят, чья мать сгинула в пожаре. Люди, сами пережившие страшное горе, никого не бросают.

"Покосный вагончик". фото "МК в Чите"

Надеются на то, что и их не оставит в беде руководство края. Последнему же есть над чем задуматься. Проблем здесь и до нашествия огня было много, а сейчас они затрудняют ликвидацию последствий пожара. Например, придется тщательно проработать вопрос принадлежности земель, на которых будут возрождать Тасырхой.

Дело в том, что военное ведомство недавно продало поля возле деревни некой компании из Ставрополья под неизвестные местной власти цели. Теперь предстоит четко соблюсти границу частной и муниципальной собственности. Александр Осипов поручил заняться этим Минтерразвития края, чьи проектировщики составят план нового поселения с учетом розы ветров и стоков ливневой воды с сопок.

Что касается материала для строительства, его обещают завезти сразу после расчистки территории и выбора людьми проектов своих будущих домов. Руководство района подписало с ЗабЖД договор по поставке 1 тыс шпал, еще некоторое количество на условиях возврата готов выделить местный чабан. Несколько кубов пиломатериалов привезли волонтеры из Восточно-Сибирского государственного университета технологий и управления. Сейчас студенты делят с погорельцами все тяготы полевой жизни, помогают разбирать завалы и обустраивать новую скважину.

Добровольцы. Фото "МК в Чите"

Сложнее оказался вопрос с обеспечением сотовой связью. Операторам не выгодно покрывать ею столь малонаселенные и отдаленные точки. «Если коммерческие компании не смогут найти решение, мы должны сделать это сами. Хотя бы, чтобы здесь громкоговоритель объявлял штормовые предупреждения», - обратился к представителю краевого ГУ МЧС Александр Осипов.

Тот заверил, что рассылка производилась всем, а предостеречь тасырхойцев должно было руководство Семиозерного. На это глава региона заявил, что необходима проверка и того, получали ли ответственные лица уведомления, и того, какие меры они предприняли после этого.

"Огонь шел верхом и перепрыгивал с дома на дом". фото "МК в Чите"

«Справляйтесь своими силами»

Еще ряд вопросов поставили пред врио губернатора на сходе граждан в селе Чиндант-2. Там сгорели 4 дома и 3 чабанские стоянки. Прежде всего, люди хотели лично от него услышать нормативы компенсации жилья. Осипов пояснил, что больше положенного по федеральному стандарту метража дать не смогут, а вот определенную на текущий момент рыночную стоимость одного квадратного метра постараются повысить.

Здесь оказалось больше пострадавших пенсионного возраста, которые решили воспользоваться возможностью перебраться поближе к детям. Другие не собираются покидать малую родину, но не знают, на какие средства восстанавливать сгоревшее хозяйство.

«Мой дом отстояли, но вокруг него ничего нет - пустыня, - рассказала одна из пожилых женщин. – Говорили о компенсации в 2 тыс рублей, но только для тех, у кого не выходит прожиточный минимум. У меня выходит, значит, я ее не получу».

Поле после пожара. фото "МК в Чите"

Выяснили, что мизерная и доступная не всем выплата установлена региональным законом. Глава региона пообещал рассмотреть этот вопрос, а также поручил местной власти провести точную сверку списков пострадавших по разной степени ущерба.

Пожаловались чиндантцы на обеспечение электроэнергией, которое и без ЧС доставляет им немало неудобств. В день пожара же, по словам людей, света не было с самого утра, а оборванные провода валяются на улицах до сих пор.

Сгоревшая в гараже машина. Чиндант-2. фото "МК в Чите"

Но больше всего претензий у местного населения оказалось к противопожарной работе. «Был настоящий ад, - продолжила выступавшая пенсионерка. – Меня увезли – стало плохо. Но если бы не внук, не жители села и не солдаты, дома бы у меня сейчас тоже не было». В селе есть два трактора и столько же больших бочек, которые принадлежат частным лицам, а на Борзинский район целиком приходится всего 4 пожарных машины. 19 апреля на просьбу выслать одну из них, как утверждают жители, был получен ответ: «пока справляйтесь своими силами».

«У нас было одновременно 6 пожаров в районе», - оправдалось ответственное лицо. При этом, как оказалось, свою работу огнеборцы выполняли добросовестно и претензии у погорельцев только к их численности и времени прибытия. «Пришедшая «пожарка» спасла село, но если бы она приехала раньше или у нас была водовозка, сгоревшие дома бы отстояли», - отметил потерявший все свое имущество мужчина. Александр Осипов поручил укрепить силы, в том числе и за счет оснащения техникой добровольных дружин.

Сгоревший дом в Чинданте-2. фото "МК в Чите"

Сейчас в Чинданте-2 ликвидируют последствия пожара. Тем временем руины домов причиняют своим хозяевам не только моральные страдания. Во время их осмотра главой региона на одном из фундаментов развернулась «спасательная операция» по вызволению провалившейся в подполье коровы. По версии одной из селян, голодная буренка учуяла остатки картофеля, которые с удовольствием и поедала, пока мужчины благополучно не вытянули ее на поверхность.

"Давай все вместе!" фото "МК в Чите"

«Не первый раз горим»

Практически в каждом населенном пункте главе региона отдельно обозначали проблемы уничтоженных пожарами чабанских стоянок. Семья, владевшая таким хозяйством возле Хада-Булака, потеряла не только крышу над головой, но и 220 баранов, 8 коров и 2 лошадей. Свиней и мелкую живность они даже не считают.

«38 лет проработали в местном колхозе, - рассказали Виктор и Цырегма Дугаровы. - В 2014 году оказалось, что нас сократили без предупреждения. Так и остались своим хозяйством на отаре. 19 апреля к ней с двух сторон пришел огонь. Пожарные не смогли пробиться, а мы успели только убежать, схватив документы и внуков. Сейчас сами нашли вагончик, где живем. Электричество нам не восстановили. Энергетики сначала сказали, чтобы мы предоставили столбы. Когда мы их отыскали, сказали, что майские праздники. Сидим без света, ждем, когда выходные закончатся».

Хада-Булак. фото "МК в Чите"

Это не первый пожар, который пережила семья. В 2015 году, по словам Цырегмы Дугаровой, огонь нанес ущерб в 980 тыс рублей, но удалось добиться компенсации только 90 тыс рублей. Причина – в это время не был объявлен режим ЧС. «А через 2 года еще и сдернули с пенсии 5 тыс за суд», - горько улыбнулась женщина.

Александр Осипов предупредил аграриев – согласно федеральному законодательству, ущерб от гибели незастрахованных сельхозживотных возмещается в 50%-ном размере. Однако руководство края пытается именно по этой ЧС добиться в Москве полноценных выплат.

«В России еще не существует практики, чтобы выплачивали компенсацию за имущество, на которое нет подтверждающих документов. Но во время визита первого замминистра Минсельхоза РФ Джамбулата Хатуова мы достигли устной договоренности, что подготовим документы, в том числе, сметы на восстановление объектов. 6 мая я отвезу их в Минсельхоз, где до 10 мая дадут распоряжение на выплаты», - пояснил министр сельского хозяйства Денис Бочкарев, пообещав держать людей в курсе событий.

Сейчас на пепелищах собирают металлолом. фото "МК в Чите"

Врио губернатора по обозначенным пострадавшими вопросам поручил ему и министру территориального развития Виктору Паздникову совместно доработать условия возмещения ущерба чабанам.

Глава Минтера также показал жителям Хада-Булака проекты домов, которые им предложат построить. Это здания из газобетона с кирпичной облицовкой. Каждое из них также предусматривает обязательное возведение ограждения, туалета, навеса для дров, сооружения для складирования отходов и зольника.

Когда-то это строилось и покупалось с любовью. фото "МК в Чите"

Именно многолетнюю неблагоустроенность забайкальских сел, включая отсутствие связи, энерго- и водоснабжения, Александр Осипов назвал одной из причин столь страшного ущерба от природных пожаров. Также во время поездки он не единожды обращался к теме создания «более адекватной системы оповещения о ЧС».

Хочется верить, что все поручения, данные главой региона по помощи погорельцам, не развеются пеплом от их родовых гнезд. Пока же пострадавшие радуются первым выплатам и от всей души благодарят тех, кто обеспечил их одеждой, едой и вещами, а уцелевший скот – кормом. Посильные пожертвования для наших земляков продолжают приниматься на открытый администрацией Борзинского района благотворительный счет.