Феминизм на окраине: читинка - о сексизме, трешевых комментах и стереотипах

«Странно слышать, что все феминистки – «обиженки»

Больше сотни лет тема защиты прав женщин будоражит мир. За это время активистки движения достигли немаловажных, в их понимании, вершин. Но практически во всех странах еще есть факты, вызывающие протест феминисток. О нерешенных проблемах женщин, агрессивных комментаторах и феминизме в глобальном смысле этого слова, «МК в Чите» поговорил со сторонницей движения Инной Ивановой (фамилия изменена по просьбе собеседницы портала).

«Странно слышать, что все феминистки – «обиженки»
фото: pixabay.com

Данный материал носит исключительно просветительский характер и не имеет цели кого-либо оскорбить или призвать к каким-то действиям. Мнение героя интервью является его оценочным суждением и может не совпадать с мнением редакции.

- Инна, для начала хотелось бы определиться с терминами. Что такое феминизм в твоем понимании?

- Некоторые феминистки шутят, что это радикальное движение, основанное на мнении, что женщина – тоже человек. А если серьезно, в моем понимании, феминизм – это комплексное движение, политическое, социальное и культурное, направленное на признание, расширение и защиту прав женщин, а также на акцентирование внимания на исключительных проблемах женщин, на решение этих проблем. Говоря проще, это движение за женщин и для женщин.

- А есть ли смысл в объединении женщин, если государство и так должно следить за соблюдением прав всех людей? 

- Да, считается, что сейчас у женщин уже есть все права, поэтому не понятно, чего еще они хотят. Между тем, в мире все еще существует, например, запрет абортов на государственном уровне. Взять ту же Польшу, где женщин обязали вынашивать и рожать даже детей с пороками развития, не говоря уж о плодах изнасилований и инцестов. В России эту идею регулярно пытается продвинуть РПЦ. В обществе еще не изжита культура виктимблейминга – обвинения жертвы преступления, стигматизации женской физиологии (дело Юлии Цветковой, где девушку судят за схематические рисунки вагин, тогда как интернет буквально набит откровенной порнографией). У нас всё еще есть профессии, в которые женщинам путь закрыт, а там, где дорога открыта, всё еще существует «стеклянный потолок». А убежденность, что домашние дела – это только женская обязанность? И это мы еще не говорим про домашнее насилие и харрасмент.

- Почему ты стала сторонницей этого движения? Это было решение, основанное только на сопереживании, или тебе пришлось столкнутся с грубым нарушением твоих прав?

- Да, в моей жизни был травматический опыт, но не он сделал меня феминисткой. Весьма странно слышать утверждение, что все феминистки – «обиженки», пережившие насилие в свой адрес. Странно потому, что в этом почему-то обвиняют не тех, кто насилие причинил, и не систему, которая воспитывает и поощряет насильников, в которой женщины вынуждены объединяться, чтобы себя защитить.

Я пережила сексуальное посягательство в возрасте 9 лет. Я была осторожным, но добрым ребенком, а тот мужчина был хорошо одет, улыбчив и очень вежлив, плюс – не манил меня конфеткой, а попросил о помощи. Меня спасло то, что я не подходила к нему слишком близко, поэтому в момент, когда начало твориться нечто непонятное и отвратительное для меня, я просто убежала. Да, это повлияло на меня, на мое восприятие мужчин и мальчиков, на мою замкнутость и сложность в построении доверительных отношений. Но я все еще не ненавижу всех мужчин как класс и отношусь к ним хорошо, если они не докажут, что я ошибаюсь на их счет. Как говорится, тогда я разочаровываюсь, но не удивляюсь.

Как и каждой женщине, искавшей работу, мне доводилось отвечать на вопрос, есть ли у меня парень, и когда я собираюсь рожать, хотя это моя личная жизнь, и она никого не касается. Был момент, когда мне прямым текстом сказали, что ищут на вакансию мужчину, хотя там не надо было работать половым органом или даже физически – работа была просто связана с разъездами по краю. Я также получала от коллег вопросы о том, почему я до сих пор не родила, а потом – когда буду рожать второго, и лишь воспитание заставило меня молча им улыбнуться, а не высказаться, что это не их дело.

- Но что-то тебя сподвигло окончательно примкнуть к движению?

- Непосредственно феминисткой я стала два года назад после случая Тани Страховой, которую убил ее знакомый, после чего, надругавшись над трупом, написал об этом подробный текст и покончил с собой. Прочитав его, я пережила глубокий шок и, разумеется, пошла в комментарии, искать тех, с кем могу его разделить. Но, вопреки ожиданиям, увидела там то, что ужаснуло меня еще сильнее. Писали все, начиная от упражнений в злословии (например, «После смерти девушка еще два часа девушка») до откровенной поддержки насильника и убийцы в стиле «довела, сама виновата». Встречались среди этого адекватные комментарии, и я переходила на эти страницы, оттуда попала в феминистические паблики, стала их читать, изучать тему, подписалась на активисток, стала делать посты для некоторых сообществ сама.

фото: pixabay.com

- Сообщества феминистического толка – это больше пиар или искренняя попытка привлечь внимание к проблемам женщин?

- Мы все растем в патриархальном мире с патриархальной оптикой на глазах. Довольно многие нынешние активистки, да и рядовые феминистки, таковыми изначально не были. Более того, они, как и подавляющее большинство, считали феминисток экзотическими зверюшками, достойными лишь насмешек и жалости, ведь именно такими нам их преподносят СМИ. Но вот мы здесь. И это не про хайп на теме – кто в здравом уме согласится ради лайков испытывать в свой адрес потоки оскорблений и даже физических угроз? Это про эмпатию, любовь к ближнему, желание помочь и изменить жизнь к лучшему. Я вот и вовсе не активистка, не веду блог или ютуб, и уж точно на этом не зарабатываю, но я поддерживаю центр по работе с проблемой насилия (признан иностранным агентом в 2020 года – прим.ред.) и всегда готова обсудить эту тему с людьми в моем окружении, кто открыт к получению новой информации.

- Инна, а как соотносятся традиционные семейные ценности, на которые делает ставку государство, с идеями феминизма?

- Что есть семья? Это «малая социальная группа людей, связанных браком, родством или усыновлением, объединенная общностью быта, взаимопомощью и взаимоответственностью». Для меня это и есть основные традиционные ценности семьи – любовь, помощь и ответственность. Феминизм этому никак не мешает.

Да, феминизм выступает против семейного насилия. В 120 странах мира есть закон против домашнего насилия, но не в России. Да, феминизм выступает против принуждения женщин к деторождению на государственном уровне. Да, феминизм просит государство обратить внимание на проблему алиментов, долгов по которым накоплено уже более 150 миллиардов рублей. Но, похоже, быть родителем в понимании наших семейных ценностей – это плодиться, а не воспитывать и поддерживать. Да, феминистки против засилия гендерных стереотипов в семьях, где детей с младых ногтей воспитывают со строгой гендерной социализацией, а потом говорят, что это в них «по природе».

Среди феминисток есть чайлдфри и представительницы ЛГБТ, что не мешает им заводить семьи. Мешает им только наше средневековое законодательство. Есть среди нас и счастливые женщины в гетеросексуальных семьях с детьми. Мы ратуем за крепкую любящую семью в самом широком ее смысле, где проблемы решаются словами через рот, где партнеры в равной степени заботятся о детях, ценят и уважают мнения друг друга, и отпускают друг друга жить дальше, если не находят компромиссов.

- Относительно недавно прошел «первый весенний праздник» - Международный женский день. Мне кажется, раздаривая и получая оптом закупленные тюльпанчики, мы упускаем что-то важное в этом дне. Как ты к нему относишься? И нужно ли менять отношение к этому празднику?

- 8 марта изначально не был гендерным праздником. Его смысл изменили, дабы из призыва обратить внимание на проблемы части населения превратить в безобидный день цветочников. Это был день борьбы за эмансипацию и солидарность, а теперь женщины получают «выходной от домашних дел» и от души этому радуются на фоне существующих проблем, которые я озвучивала выше, не говоря уже об укоренении гендерных стереотипов. Очень удобно делать вид, что если эти проблемы не касаются женщины лично, то их нет в принципе. Но это так не работает.

В России 8 марта когда-то дало женщинам право голоса и положило начало Февральской революции. Именно в память об этом было решено праздновать этот день. Но также, как и 23 февраля, из весьма конкретной даты военнослужащих превратился в день мужчин, так и 8 марта утратило свое значение.

- Эти праздники по-твоему вообще не нужны?

- Я против гендерных праздников. Но я за то, чтобы были даты, позволяющие людям обоих полов привлекать внимание к их специфическим проблемам. Между прочим, у мужчин тоже есть своя дата – 19 ноября, и я считаю, что нам нужно уделять ей больше внимания, вернув День защитника Отечества военным обоих полов.  

- Известно ли тебе об оформленных феминистских движениях на Дальнем Востоке и в Забайкалье?

- Я нагуглила фем-организации в Новосибирске, Иркутске, Владивостоке и Улан-Удэ. Они проводят различные встречи, лекции, активности. Что касается Забайкалья, то я нашла заброшенную группу в ВК на 70 человек, где последний пост датирован 2018 годом. Хочется верить, что я плохо искала, но это маловероятно.

- Чего не хватает забайкальским защитникам прав женщин?

- Во-первых, я бы заменила слово на «защитницы» – про-феминисты мне пока не попадались, хотя я не отрицаю, что они у нас где-то могут быть.

Во-вторых, нам не хватает лидерки, которая объединит нас и даст направление нашей деятельности. В реалиях современной России даже просто назвать себя феминисткой – сравни каминг-ауту. Я, например, нашла слова забайкальской чиновницы, в которых на фоне феминистической повестки прозвучала фраза: «Мы не феминистки и вообще против этого». Смешно и грустно… Назвать себя феминисткой, взяться что-то и кого-то организовывать, пройти через все круги бюрократического ада и на весь регион объявить себя мишенью для ненависти и порицания – для этого нужна невообразимая внутренняя сила и ресурсы, которыми, увы, ни я, ни мои знакомые феминистки не обладают.

- Как ты считаешь, есть ли какие способы донести свою точку зрения до широких масс?

- Начиная свой путь в феминизме, я пыталась общаться с сексистами, которые писали мне порой десятками после каждого моего поста в одном из фем-сообществ. Я думала, что несу свет, пытаясь объяснять им свою позицию. Но потом я осознала, что нет смысла светить для слепых, и теперь эти люди сразу отправляются в бан. Уверена, они получают от этого громадное удовлетворение, считая, что мне нечего им возразить, тогда как я просто не вижу смысла разговаривать со стеной.

- Почему ты согласилась поговорить со мной о феминизме?

- Согласно последним исследованиям, гендерного равенства человечество могло бы достигнуть через сто лет – при нынешних условиях. Пандемия откатила эту цифру еще на пару десятков лет. Общаясь с людьми и читая комментарии, хочется опустить руки и заплакать от бессилия маленького человека перед махиной системы. Но если опустить даже одну пару рук – сто лет превратятся в двести. Я не хочу жить по принципу «после нас хоть потоп». Если после прочтения этого интервью хотя бы один человек изменит свое мнение о феминизме в лучшую сторону – это уже будет маленький шаг вперед.

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру