Выход из-за печки: отмена самоизоляции разочарует некоторых забайкальцев

Психолог рассказала, почему

26.05.2020 в 10:06, просмотров: 2827

Тысяча возможностей для развития или одна большая причина, чтобы поставить крест на своих планах? Будет ли стресс от выхода из самоизоляции столь же сильным, как от попадания в нее? Почему некоторые забайкальцы не захотят покидать дома после отмены ограничений? Об этом и многом другом мы поговорили с кандидатом психологических наук, доцентом кафедры психологии образования ЗабГУ, членом Общественного совета при краевом УМВД Ларисой Бобылевой.

Выход из-за печки: отмена самоизоляции разочарует некоторых забайкальцев
фото: pixabay.com

- Лариса Александровна, некоторые забайкальцы тяжело переносят самоизоляцию. Знаю, что вы по линии Общественного совета запустили в Facebook проект для оказания психологической помощи. Расскажите, как те, кто за ней обращаются, описывают ощущения от сложившейся ситуации.

- Конечно, людям тяжело. Ведь свобода действий – одна из базовых человеческих ценностей, и даже минимальное ее ограничение воспринимается болезненно. Если бы коронавирус не наступал столь стремительно, и население подготовили к погружению в самоизоляцию, новый режим переносился бы легче. Но такой возможности не было. Просто однажды все проснулись, и в нашу жизнь пришло слово «эпидемия», а буквально через несколько дней оказалось, что мы не можем покидать дома, обниматься при встрече и много чего еще… Люди пишут, что испытывают чувство потери, снижение самооценки, ощущение пустоты настоящего дня и страх перед завтрашним. Многие боятся потерять не только работу, но и социальные связи, которые были у них до изоляции.

Мне, например, очень не хватает «подзарядки», которую я получала от студентов, исчезло вдохновение. Педагог же, как артист, который не может без сцены. Я хотела быть именно преподавателем, а не «делопроизводителем», который дистанционно разрабатывает занятия и отправляет их студентами. Сейчас, как будто моя работа частично утратила смысл.

- И все же, что страшит тех, кто к вам обращается, больше всего?

- Неизвестность. Наступает будущее, которое люди совсем не так себе представляли. И никто еще точно не знает, какое именно. Неудивительно, что в такой ситуации человек начинает выхватывать из всего информационного пространства самые мрачные прогнозы, а то и откровенные «фейки» – про чипирование, про полный перевод на дистанционное обучение… (напомним, президент РФ назвал «откровенной провокацией» слухи о полном переводе образовательных учреждений на дистанционное обучение - прим.ред.). 

- Что изменится, на ваш взгляд?

- Думаю, во-первых, внешние условия - изменится экономика. Следовательно, отношение руководителей к сотрудникам. Ведь самоизоляция очень четко выявила степень нашей занятости, показала насколько эффективно мы можем выполнять практические задачи и выдавать осязаемый результат. Руководство все это проанализировало, и сделает выводы, вероятно, ужесточив требования к продуктивности. Лично мне, несмотря на 12-летний стаж, после такого колоссального опыта структурирования материала и выдачи его как продукта, возможно, будет сложно вернуться к формату импровизации в преподавании.

Еще, наверное, повысится «гигиена» общения. Люди в виртуальном мире научились очень просто удалять из своего круга тех, с кем им некомфортно общаться, и могут начать решительно применять этот навык при личном общении.

- Если уж заговорили о педагогах, расскажите, как, по вашим наблюдениям, переносят стресс работники бюджетной сферы.

- Финансово, конечно, легче, чем предприниматели и их наемные работники. Но, в частности, у учителей, я замечала страх стать невостребованными после отмены режима изоляции - боятся, что классическое обучение заменят дистанционным. Я общалась с людьми, которые перевели своих детей в интернет-школы, и те вместо троек стали получать четверки и пятерки. Здесь вопрос, что выберут родители – качество образования ребенка или отметки. Я, конечно, убеждена – дистанционное обучение не может полноценно заменить живой процесс.

При этом, не надо забывать, что педагоги попали в категорию людей, для которых нагрузка в условиях самоизоляции в разы увеличилась.

- Да, большинство забайкальцев все равно работают из дома, но некоторым самоизоляция не досталась вообще.

- Медики, соцработники, сотрудники экстренных служб… Думаю, всех перечислять излишне – только поблагодарить. Но вместо этого общество, к сожалению, часто слишком давит на них. Особенно в соцсетях. Я, например, не понимаю, откуда такая волна негатива по отношению к полицейским. Под формой ведь - тоже человек. Если его начинают провоцировать, терпит-терпит и может выдать эмоцию.

Лично мне не встречались агрессивные сотрудники, которые бы придирались без повода. Из последнего: когда на Ивано-Арахлейских озерах начались пожары, и мы отстаивали от огня свой дом, возвращалась через пост пред Читой. Остановили ребята из ГИБДД, поинтересовались, откуда еду, почему глаза красные, как себя чувствую. Убедились, что нормально, пожелали быть аккуратной и хорошей дороги. Я уверена - они так разговаривают со всеми, кто адекватно себя ведет.

- Вы много лет помогаете спортсменам. В чем они находят силы после срыва всех крупных соревнований?

- Самоизоляция дается спортсменам очень тяжело. Ведь прекращение полноценных тренировок – это огромный откат назад. И не факт, что какие-то обстоятельства не помешают им позже принять участие в соревнованиях. Многих юниоров в следующем году ждут выпускные экзамены, другие не восстановят прежнюю физическую форму, а кто-то из старшего состава, может, вовсе планировал в этом году завершить карьеру… Я считаю, после такого испытания в профессиональном спорте останутся только самые стойкие.

Все же потери, надеюсь, будут небольшими, потому что спортсмены относятся к людям с самой здоровой психикой. Умеют держать себя в руках и идут к цели через любые препятствия. Этому у них можно поучиться – полагаться только на себя, держать цель и двигаться к ней, независимо от того, что происходит вокруг.

- Теми же качествами обладают уже упомянутые предприниматели.

- Да. Это отдельная категория людей, которая во всех кризисах пытается найти возможности. Те, с кем я общалась, конечно, бодрятся, но заметен страх того, что этот период отбросит их бизнес назад, откуда будет очень сложно не то что выйти на новый уровень, а даже вернуться на тот, которого удалось достичь перед пандемией.

А еще, мне кажется, ситуация объединила бизнесменов. Например, знакомая, у которой отдел в одном из читинских торговых центров, рассказала, как они дружно вышли на генеральную уборку. Казалось бы, в этой сфере каждый должен быть «сам за себя», но предприниматели добровольно неделю драили и обеззараживали огромное здание ради общего дела. В начале самоизоляции, когда людей в магазинах было совсем мало, они доверяли друг другу ключи от бутиков, по очереди ездили на работу и заведовали тремя отделами разом ради экономии истощающихся семейных бюджетов.

- Возвращаясь к страху перед будущим: получается, выход из самоизоляции может стать не меньшим стрессом, чем уход в нее? Что способно надломить забайкальцев при долгожданном снятии ограничений?

- Например, разочарование от завышенных ожиданий. Ведь, уходя на самоизоляцию, многие планировали «разгрести все завалы» - на работе, дома, в личной жизни, освоить новые навыки… А когда ограничения снимут, часть людей осознает, что так ничего и не сделала. Потому что, если мне надо было бы «прогенералить» квартиру или выучить английский язык, я бы не ждала особых условий и занималась этим каждый день после работы. Не надо себя обманывать – если какие-то цели на самом деле не являются для нас целями, никакой объем свободного времени не заставит их достичь.

Вот эта-то часть людей сейчас и живет так называемым «ожиданием понедельника»: «Вот закончится самоизоляция и я…». Даже в соцсетях появились опросы: «Что ты сделаешь, когда закончится самоизоляция?». На самом деле, результат может быть ровно тот же – ничего человек не изменит. И здесь уже надо искать причину не во внешних условиях, а в себе.

Однозначно появится определенное количество людей, которые вообще не захотят покидать свою новую зону комфорта и возвращаться на рабочие места. В Забайкалье, наверное, в меньшей степени, чем в центральной России, но увеличится число сотрудников «на удаленке» и фрилансеров.

- Как считаете, после ослабления угрозы COVID-19 забайкальцы станут более осторожными или начнут вести себя так, будто пандемии не было?

- Что делать после снятия режима ограничений – это свобода выбора каждого. Останутся и те, кто примет новые правила, и те, кто будет бравировать своим неверием. Да, когда откроют международные границы, думаю, найдутся люди, которые первым делом рванут на отдых в бывшие очаги инфекции. Ведь легко говорить о благоразумии, когда сам никуда не собираешься, а если для человека эта поездка – возможность поправить бизнес или просто мечта всей жизни?

Что абсолютно точно - нам всем надо перестать «заигрывать» с миром и научиться находить компромиссы между внутренними ребенком, который требует: «Я хочу!», и взрослым, который несет ответственность за свои поступки.

- Кстати, о неверии, что Вы думаете о встречающемся в соцсетях утверждении: «никакого коронавируса нет, и это все мировой заговор»?

- Я считаю, что для некоторых людей это защитная реакция. Попытка раскрыть какой-то грандиозный обман, занять себя, помогает не задумываться о реальной угрозе. В забайкальских моностационарах уже умерли 14 человек. Как после этого можно говорить, что вируса нет? Почему кто-то готов поверить в то, что народ вводят в заблуждение, но не может - в то, что нас пытаются спасти от глобальной пандемии? При этом, вероятно, те же самые люди возмущались бы, если бы при угрозе смертельной болезни не ввели никаких ограничений.

- Посоветуйте, как отвлечься от тревожных мыслей.

- Например, помогать другим. Еще одна моя подруга – производитель пищевой продукции - как и все предприниматели сильно беспокоится за будущее семьи и бизнеса. Она рассказала, что в силу новых правил, пока ребенок гулял, познакомилась во дворе с бабушкой. Оказалось, живут в одном подъезде. Старушку дальние родственники заселили в пустовавшую квартиру и, конечно, внимания оказывают недостаточно. Подруга начала общаться с ней – питьевую воду возит, гостинцы передает, в гости приглашает… А тут звонит и признается: «Я получаю удовольствие от того, что забочусь об этой бабушке. Как на крыльях летаю, когда ее довольной вижу. Но об этом узнала знакомая, которая искренне удивилась, зачем мне это надо, и я как-то застеснялась того, что делаю».

Очень хотелось бы, чтобы одни не чувствовали себя неловко, совершая добрые поступки, а другие не думали, что имеют право осуждать за это. Чтобы разрушить стеснение, мы поспорили на доброе дело. Она свозит бабушку на Молоковку погулять на природе, а я предложу профессиональную помощь одной малознакомой женщине. Мне довелось слышать, как она делает уроки с ребенком – даже не кричит, а визжит на него.

Конечно, многим сложно сразу выйти из своей зоны комфорта, поэтому можно начать с малого – с элементарного «спасибо». У нас, например, сотрудницы управляющей компании старательно дезинфицируют подъезд. Это сложная работа. Я вышла из квартиры, поблагодарила их, а потом позвонила в офис и рассказала, как девочки хорошо убирают. Ведь так поступать честно и не сложно, но почему мы так редко это делаем?

- А если самоизоляция не просто доставляет дискомфорт, а серьезно пугает человека?

- К сожалению, психолог не может дать универсальный совет. Наша работа очень индивидуальна. В статье я могу лишь транслировать собственный опыт.

Общими словами: страхи мы всегда стараемся подавлять, и зачастую проблема кроется глубже, чем думает человек. Если не вычислить страх, его не получится победить, ведь невозможно бороться против неизвестно чего. Поэтому можно попробовать честно проговорить ситуацию с психологом, с другом или, если диалог некомфортен, с самим с собой.

Тогда, например, может оказаться: человек думал, что в самоизоляции его пугает вероятность лишиться рабочего места, а на самом деле он очень востребованный специалист и боялся остаться наедине с собой, так как вне офиса практически не существует. Это проблема самоизоляции? Нет, это проблема самого человека, которая возникла задолго до пандемии. Ситуация просто обострила ее.

Думаю, стоит помнить, что человек сильнее ситуации. Каждый вкладывает в любые обстоятельства свой смысл и в зависимости от этого получает результат. Поэтому для одних самоизоляция – вызов и повод искать новые пути развития. Для других – хорошая возможность «притормозить на накатанном пути» и задуматься, ту да ли они вообще шли. Ну, а кто-то может, действительно, воспринимать ее лишь как рамки, в которых он оказался зажат со своими страхами.

Коронавирус Забайкалье. Хроника событий


|