Выбор, ресурс, поддержка: как получить миллион на свою идею

Интервью-инструкция с Ларисой Забориной о том, что поможет выигрывать гранты

06.01.2020 в 05:17, просмотров: 573

Срываться в темную ночь искать пропавшего ребенка, развозить по отдаленным населенным пунктам гуманитарную помощь, поддерживать словом и делом семьи в трудной ситуации – всё это делают люди с большим сердцем. Для них не существует чужой беды, чужих детей, а каждая проблемная воспринимается, как своя собственная история. И радует, что сегодня такие неравнодушные люди могут получить не только благодарность, но и реальную помощь. О том, как стать участником конкурса грантовой поддержки и обеспечить хорошую идею деньгами, «Московскому комсомольцу» рассказала член Общественной палаты Забайкальского края Лариса Заборина.  

Выбор, ресурс, поддержка: как получить миллион на свою идею
фото из личного архива Ларисы Забориной

Волонтерство – это выбор

- Как вы пришли в Общественную палату? Какие цели перед собой ставили и ставите сейчас?

- То, что я оказалась в Общественной палате – и случайность, и закономерность. Практически со всеми, кто работает или работал в ОП, я сотрудничала много лет. Скажу больше, я была членом третьего созыва. И когда мне предложил войти в состав четвертого, я не отказалась. Решение было осознанным. Даже более того, это был вымученный шаг, ведь это тоже работа. Работа насыщенная, требующая времени и, что весьма значимо, неоплачиваемая. Пойти работать на общественных началах – дело выбора. И этот выбор я сделала.

- Какой потенциал вы видите в ОП? Почему ваше сотрудничество все-таки перешло на новый уровень?

- На новый уровень оно перешло потому, что, наверное, трудно со стороны наблюдать за вещами, которые тебя беспокоят. Иногда надо быть участником процесса, чтобы что-то сдвинуть с мертвой точки. Я живу по принципу: если не сделаю чего-то сама, то как я могу ждать чего-то подобного от других людей? Опять же, если хочешь, чтобы было сделано хорошо, сделай сам. Может быть, это в некотором плане незрелая позиция, и невозможно в этом мире все делать самостоятельно, но пока у меня так.

- Вы уже как-то можете оценить результаты сотрудничества с палатой?

- Да. Палата мне дала расширение моего несколько узкого сознания. Я много лет занимают одной и той же работой: в ВУЗе работаю больше 20 лет, благотворительностью я тоже занимаюсь давно. Фондом «Психолог» руковожу уже 12 лет. И когда ты постоянно занимаешься одним и тем же, сознание становится уже.

- А работа в палате как-то решает эти проблемы?

- Безусловно. Она дает возможность для расширения кругозора, ведь здесь идет деятельность сразу во многих направлениях. Здорово, что все члены палаты разные, с разными компетенциями, опытом, мыслями. А когда объединяются такие вот неравнодушные люди, получается здорово. Здесь я учусь системно мыслить. Понимаете, многие проблемы в нашем обществе идут от того, что не решен целый комплекс проблем. И вместе, я надеюсь, получиться их преодолеть.

- Чем вы занимаетесь в ОП?

- Считается, что я являюсь специалистом в сфере социально ориентированных некоммерческих организаций (СО НКО) и грантовой поддержки, поэтому меня и просят заниматься этим. На самом деле я давно мечтаю погрузиться в проблемы благоустройства нашего города и экологию, но в этом я новичок. Пока слушаю, смотрю, посещаю какие-то мероприятия. Основная моя работа в палате – Гражданский форум. Я в этом процессе с самого основания. За столько лет я выросла от простого участника до организатора и эксперта. Очень приятно, когда тебе доверяют.

- Кто-то рождается с активной гражданской позицией, а кто-то стал активистом по воле каких-то обстоятельств. Что вас заставило прийти в добровольчество?

- Наверное, я все-таки с этим родилась. Мой папа Геннадий Сергеевич Долгих – очень социально ориентированный был гражданин. Он работал главным инженером ДРС (дорожно-ремонтное управление) и ДМРСУ (дорожно-монтажное строительное управление. Под его руководством построено множество дорог и объектов в нашем городе и крае. По дорогам, которые возводились под его руководством мы ездим до сих пор. Вообще, у нас большая семья, и мой муж тоже социально активный, неравнодушный. Мне кажется, это вещи, которые идут с самого раннего детства.

фото из личного архива Ларисы Забориной

- У вас остались какие-то воспоминания об этом?

- Я видела, как мой папа помогал другим людям, и я видела, как он любит свой город. Он мне всегда говорил: «Лариса, Чита – самый лучший город. И жить нужно только в своем городе». Сейчас я это вспоминаю, и меня это очень трогает.

- Как вы думаете, не родиться, а стать активистом вообще реально?

- Можно и стать социально активным, но у меня это где-то внутри, это воспитание. Я не могу сидеть дома. Даже когда у меня появляется ребенок, через несколько месяцев мне уже надо что-то делать, куда-то бежать. Свою дочку, Варюшу, я с самого раннего детства брала в переноску и ехала делать социально значимые проекты. Даже в районы - в Улеты, Акшу, Кыру – мы ездили вместе. Я думаю, что стремление помогать людям у меня врожденное.

- Но насколько сильно сообщество неравнодушных людей? Могут ли они действительно что-то изменить?

- Я считаю, что таких людей много. Иногда обстоятельства бывают сильнее нас, и неравнодушные люди оказываются одни. Очень часто не хватает чего-то одного, какой-то объединяющей ниточки или объединяющего человека, организатора, который смог бы скоординировать действия активистов. Я точно знаю, что неравнодушных людей больше, чем мы видим. У нас очень много людей, которые хотят что-то изменить – много мам, много людей старшего поколения, дети.

- Дети?

- Дети вообще особая категория. Иногда я прихожу в класс к своей дочке и прошу ребят нарисовать мне, например, эмблему для проекта. Каждый ребенок может придумать не только эмблему, но весь проект, и объяснить, как он должен работать. Я считаю, что каждый ребенок – это потенциально активный гражданин нашего общества. Задача взрослых – дать развиться детской инициативе.

Самое трудное – принять решение

- Как вы начали работу с грантами?

- Честно говоря, я уже не помню, откуда у меня появилась первая информацию о первом президентском гранте. Думаю, что случилось благодаря Вере Тимофеевне Сазоновой, которая работала тогда в областной администрации и отвечала за взаимодействие с общественностью. Первый конкурс президентских грантов был объявлен в 2007 году. Тогда я буквально за несколько вечеров написала проект. Честно говоря, и не думала о том, что смогу выиграть, но решила попробовать. И тогда мы выиграли этот конкурс.

- О какой сумме идет речь?

- Мы получили огромную сумму – миллион рублей. На эти деньги мы оказали адресную помощь – закупили оборудование для 19 семей с 23 детьми с ограниченными возможностями здоровья. Моей задачей тогда было показать родителям особых детей, что они не одни. Сейчас мне кажется, тот самый первый проект был немного детским. Сейчас я бы всё сделал по-другому.

- Фонд «Психолог» появился вместе с первым грантом?

- Нет, фонд появился раньше на факультете психологии Забайкальского педагогического университета (ныне ЗабГУ – прим. ред.) и был направлен на то, чтобы дать студентам возможность практиковаться. В 2007 году у нас не хватало баз для этого, и мы самостоятельно создали такую возможность. Но в связи с реорганизацией университета фонд при факультете стал НКО с длинным названием «Некоммерческий фонд содействия детям и подросткам с проблемами развития и гражданам оказавшимся в трудной жизненной ситуации «Психолог». Сейчас нас знают или как фонд «Психолог» или как центр «Девять сил». На этой базе мы воспитываем студентов.

- Вы на чем-то конкретно специализируетесь?

- У нас работа ведется не только с детьми-инвалидами, но и со здоровыми. Мы можем заниматься дополнительным образованием, развиваем новые направления. За все время существования мы отработали четыре президентских гранта и более десятка грантов других уровней.

- А в чем, на ваш взгляд, основная сложность написания проектов?

- По-моему, самая большая сложность –определиться для себя, делаю я это или нет. Я имею в виду написание заявки. Если ты готов писать заявки и придумывать проекты, то ты должен быть готов к тому, что несколько часов в день ты будешь заниматься этой работой. Если ты этим заниматься не будешь, ты ничего не выиграешь.

- То есть выиграть стало сложнее?

- Значительно. Сейчас уже никто не даст денег на новогодние подарки или на проект, который реализуется один день. Сейчас мы работаем над тем, чтобы все проекты были системные, чтобы они реализовывались длительное время и давали мощный социальный эффект. Поэтому главная трудность здесь – сделать выбор. А всё остальное – технические вещи.

фото из личного архива Ларисы Забориной

- Вы сказали о системной работе, которая сопровождает подготовку заявки. Что здесь главное?

- Когда я провожу обучение, всегда говорю, что главное в социальном проекте – это проблема. Соцпроект можно создать только тогда, когда мы хотим решить какую-то задачу. А для этого ее нужно сначала изучить. Это и статистические данные, и отзывы в Интернете, и многое другое. Помимо изучения проблемы нужно найти ее решение. Тебе дадут деньги только в том случае, если твоя идея будет креативной, если она будет новой, не такой как у всех.

- Но в таком случае нельзя говорить о большом количестве проектов. Времени не хватит.

- Сейчас мы уже дошли до такого этапа развития, когда простое тиражирование проектов не является чем-то важным. Сейчас грантодателям интересны проекты с «изюминкой», с оригинальной идеей. Хорошо в изучении проблемы помогают соцсети. Мне очень нравится проект «Том Сойер Фест». В Забайкалье этот проект только набирает обороты, но сама идея просто замечательная. Представьте, если бы мы этот проект запустили в Сретенске? Думаю, этот городок стал бы самым красивым городом в России. И знаете, там есть люди, которые хотят что-то сделать, но пока один в поле не воин.

- Работать надо проектом для конкурса грантов может один человек, или команда обязательна?

- Когда мы говорим о проекте, мы всегда имеем в виду команду. Когда думает один человек – это хорошо, но когда два, пять, десять – лучше. Эффективность выше. Но должен быть человек, который координирует, организовывает работу. Я считаю, что, если у вас есть команда, вы свернете все горы, совершите все революции, покрасите все домики в городе.

- Вопрос, который, вероятно, вам задавали неоднократно: с чего начать людям, которые хотят решить какую-то проблему и готовы работать с грантами?

- Вообще, я бы для начала посоветовала создать НКО. Наши люди долгое время не понимали, что НКО – это огромный ресурс для реализации идей. На это надо решиться, тем более сейчас процедуры регистрации очень простые. Если пройти через эту систему, в голове что-то встает на место. Потом я бы пошла учиться, изучать опыт других городов, стран, территорий, людей. Сейчас это делать легко. А еще важно научиться писать грантовые заявки. Это один из структурных компонентов работы НКО. Сейчас многие некоммерческие организации живут только за счет грантов, спонсоры не всегда активны. Знания о том, как правильно составить грантовую заявку можно на базе Общественной палаты. Как правило, обучение проходит в формате двухдневных семинаров. На последнем из них было около 150 человек. Мини-семинары мы проводили и в рамках Гражданского форума.

Осознать свои возможности

- А в районах края спрос на такую информацию есть?

- Да, я даже не ожидала, что на площадках Гражданского форума будет так много людей. Они приходили уже со своими наработками, проектами, и мы им помогали. Надо отметить, что сейчас социальным проектированием интересуются не только общественники, но и представители администрации, разных учреждений, которые так или иначе могут быть связаны с НКО.

фото из личного архива Ларисы Забориной

- Меняется ли отношение людей к работе НКО и активистов?

- Отношение, конечно, меняется. Это началось с того момент, когда свою деятельность начал вести Объединенный фонд президентских грантов в 2017 году. Именно тогда началась мощная информационная кампания, и многие люди узнали о том, что у них есть возможность получить деньги на свою идею.

- Существует такое мнение, что власть как бы перекладывает свои функции на НКО. Вы согласны с ним?

- Если я согласна, то только в незначительной части. НКО должны быть. Задача СО НКО не в том, чтобы быть заменить власти или каких-то других структуры. Их задача – работа с людьми, воспитание. НКО помогают направить энергию общества. Это сила, с помощью которой можно что-то менять в стране. Нельзя все свалить на власть, нельзя сделать так, чтобы всем занимались только чиновник. Да и зачем? Скучно жить станет.

НКО – это ресурс, в том числе и для власти. Если власть научиться грамотно взаимодействовать с НКО, то они вообще могут остаться без работы. Эффективность СО НКО выше, ведь когда люди что-то делают по зову сердца, он делают это на порядок лучше. 30 человек приведут старый домик в порядок за пару-тройку дней, властям же на это потребуется гораздо больше времени и сил. И этот ресурс надо обязательно использовать. Тем более, работа в команде – это всегда эффективно и весело.

- Какой вы видите дальнейшую работу Общественной палаты?

- Я ожидаю, что это будет командная работа. Очень много лет в палате были отдельные люди, которые ее представляли. Когда все 40 человек станут работать, как один механизм, то, я думаю, для всех неравнодушных забайкальцев это станет настоящим прорывом. Я считаю, что у этой организации есть огромный потенциал.


|