«Блондинка» в законе: как лабрадор Крона не пускает наркотики в колонию

Кинологи Забайкальского УФСИН готовятся отметить профессиональный праздник

01.06.2019 в 03:48, просмотров: 903

В исправительной колонии строгого режима №1 в Нерчинске лабрадор Крона - единственная нарко-розыскная собака. «Зелье» она чует за версту и безошибочно находит спрятанные «закладки». «Самородок», - говорит о своей напарнице кинолог Владимир Морозов, радуясь, что полтора года назад сумел разглядеть в подаренном щенке будущего профессионала.

«Блондинка» в законе: как лабрадор Крона не пускает наркотики в колонию
фото автора

Чтобы разглядеть в собаке «талант» к службе, нужно время. Иногда пару месяцев, иногда больше – иначе случайный успех можно принять за норму. Когда же пес раз за разом безупречно выполняет команды, из домашнего питомца он превращается в напарника.

Именно так произошло с Кроной, рассказывает начальник кинологического отделения отдела охраны ИК-1 забайкальского УФСИН Владимир Морозов.

«У нее была любимая игрушка, которую она находила везде. И не успокаивалась, пока не извлекала ее из самых неожиданных тайников. Потом я подменил «плетёнку» на такую же, но пропитанную имитирующим наркотическое вещество запах. Теперь Крона безошибочно находит закладки со знакомым ей запахом. По сути, она ищет не наркотики, а игрушку», - рассказывает Владимир.

фото автора

Чтобы не быть голословным, устраивает эксперимент. На поляне выставляет несколько сумок, в одну из которых прячет закладку. Путь от вольера до площадки занимает у Кроны несколько секунд, и уже в следующее мгновение спущенная с поводка собака замирает в нужном месте, пытаясь извлечь «игрушку».

«Ай, умница! Ай, молодец», - хвалит ее Морозов. Бывает, за успехи лабрадору достается ароматная колбаса, но сегодня, говорит кинолог, собака итак довольна и избалованна вниманием: пришедшие в гости журналисты не могут удержаться, чтобы не погладить.

фото автора

Кстати, за всеми «сторонними» продуктами кинолог следит тщательно. Копченое, острое, пряное четвероногим розыскникам категорических запрещено – может пострадать нюх. Не случайно родственники осужденных, пытаясь доставить в колонию «запрещенку», посыпают содержимое передачу приправой из китайской лапши. Однако, стараясь сбить с толку собаку, «выдают» себя. Ароматы перца чувствуют и сотрудники, для которых такие ситуации становятся поводом для более тщательного досмотра посылок.

Контроль за режимом питания собаки – ответственность кинолога. И если за тем, что животное ест, уследить легко, то с гиперреактивностью работать сложнее.

«Это ее слабое место. Чересчур приветливая. К незнакомым людям бросается как к старым друзьям», - объясняет Владимир Морозов. Он хоть и пытается «притормаживать» напарницу, но пока удается это с трудом.

«Не зря же ее Кроной зовут. Раньше батарейки такие были. Вот и она, как батарейка, неугомонная».

С другой стороны дружелюбие – необходимая для нарко-розыскной собаки черта. Она часто работает в прямом контакте с людьми, участвует в досмотре приходящих на свидания к осужденным родственников. Агрессия в этом деле недопустима.

До Кроны у начальника кинологической службы Владимира Морозова было шесть собак. Причем, все – овчарки.

«Разница, конечно, есть. Если овчарки «ведутся» на якобы брошенный предмет, то лабрадор отслеживает прием досконально. Крона не побежит за палочкой, пока не убедится, что та действительно полетела. Ее не проведешь», - объясняет сотрудник.

фото автора

По-разному дается дрессура и в зависимости от пола животного. С суками проще, они легче поддаются влиянию. Тогда как кобели часто пытаются соперничать с человеком и бороться за лидерство.

«Собака и кинолог – напарники. Но, как и в любой стае, вожак здесь может быть только один. И вожаком должен быть сотрудник. Если дать слабину, нормально работать не получится», - объясняет Морозов.

Суки, по его словам, тоже частенько капризничают и отказываются выполнять даже простейшие команды. Заставлять животное работать из под палки – не вариант, лучше дождаться, когда настроение исправится.

«Главное, самому не приходить на тренировку в плохом настроении. Собаки моментально «считывают» твой негатив, и тоже «включают» блок», - говорит кинолог.

Чтобы изучить все «тонкости» собачьей души, Морозову потребовался не один год: в кинологической службе он с 2000 года. За это время успел поработать с Гердой, Джеком, Байером, Зетом, Полли и Дольфом. С каждой у кинолога связана какая-то история или этап жизни. С Дольфом, к примеру, Морозов выиграл соревнования среди кинологов УФСИН Забайкалья в 2018 году. С Гердой делал первые шаги в профессии.

фото автора

«По образованию я юрист, не кинолог. В 2000 году меня вызвал к себе Валерий Яковлевич Герман (сейчас – начальник ИК-1, - ред.) и спросил – не боюсь ли я собак. Вроде, нет, говорю. Так я и стал кинологом», - рассказывает Морозов.

В службе охраны Владимир Морозов начинал инспектором, постепенно дорос до начальника отдела. С появлением опыта и сменой звезд на погонах, менялись и собаки. В среднем четвероногие напарники работают до восьми лет. После этого сдают «экзамен» на профпригодность, и если справляются со всеми заданиями, то либо продолжают служить, либо отправляются на пенсию.

2019 год для сотрудников кинологической службы УФСИН Забайкалья – юбилейный: 21 июня сотрудники будут отмечать 110-летие образования подразделения. А уже в конце месяца они соберутся на ежегодные соревнования по профмастерству.

«Для Кроны это конкурсное выступление будет первым, но, уверен, она не подведет», - подытоживает Владимир Морозов.

фото автора