«А зачем оно нужно?»: Комитеты гордумы закрыли от читинцев

30.01.2020 в 09:50, просмотров: 528

Недавно избранный состав читинской думы начал свою работу с очень неординарного хода – закрытия от СМИ заседаний комитетов. 30 января народные избранники единогласно решили не пускать на обсуждения вопросов, которые касаются всего города, других представителей народа – журналистов. «Не знаю, почему у вас такая реакция, но, в принципе, я считаю, что это сделано правильно», - обратилась к журналистам депутат Людмила Агафонова. Что ж, постараюсь объяснить «непонятную» реакцию прессы, и почему я уверена, что решение неправильное…    

«А зачем оно нужно?»: Комитеты гордумы закрыли от читинцев

Поправку разработал именно возглавляемый Людмилой Агафоновой комитет по социальной и молодежной политике, местному самоуправлению, культуре и спорту. Также в него входят зампредседателя Игорь Бояркин, депутаты Сергей Иванов, Людмила Машталер, Ольга Серебрякова и Владислав Старчуков.

Сама Людмила Николаевна пояснила, что на комитетах «обсуждения иногда бывают даже бурные», и депутаты приняли такое решили «для того, чтобы доводилась достоверная информация».

Позволю себе напомнить, что на комитетах с этим и раньше прекрасно справлялись, голосуя за «бурное обсуждение» отдельных вопросов без присутствия прессы. Теперь журналистам предлагается ждать окончания заседаний и пресс-подхода с председателем комитета, который «доведет до них самую достоверную информацию». Ну, и просить комментарии у депутатов, которые согласятся (или не согласятся) поделиться своим личным мнением. Похоже на попытку что-то скрыть?

Однако на заседании глава Читы, председатель гордумы Евгений Ярилов заявил: «Данное решение вызвано, в том числе, обращением некоторых представителей средств массовой информации. Оно прозвучало примерно таким образом: нам не всегда понятно, что вы обсуждаете. Мы как слышим, так и пишем, а вы потом на нас обижаетесь, что мы написали не так. Поэтому мы посовещались, в том числе с представителями СМИ, и приняли решение, что после заседания комитета информация будет четко изложена – что конкретно обсуждали, какой проект решения сформирован. (…) И средствам массовой информации не нужно будет гадать, какое слово сказано правильно, какое – нет. Поэтому мы, идя, в том числе, навстречу средствам массовой информации, проработали именно такой вариант».

фото: МК в Чите

У дружно нажавших на кнопки «за» депутатов вопросов не возникло. А вот журналисты на пресс-подходе поинтересовались у Евгения Ярилова, с какими именно их коллегами совещалась гордума по вопросу закрытия комитетов.

«Если бы СМИ, которые ко мне обратились, разрешили эту информацию выдать, я бы выдал, - ответствовал он. - Это не моя информация».

При этом глава города настаивает на том, что «комитеты от СМИ никто не закрывал», а, наоборот, депутаты делают их работу «очень четкой и прозрачной».

«Вопрос в том, что корреспондент непосредственно не будет слышать самого обсуждения. А вот скажите, а зачем оно нужно? Ведь наших избирателей интересует решение, которое будет принято на благо города, а не как оно будет принято», - убежден Ярилов.

Действительно, зачем читинцам знать, какие речи их избранники произносят помимо выборных, какие варианты решения проблем предлагаются кроме утвержденных большинством голосов, в каких спорах рождаются проекты, которые касаются каждого?

«Мы ничего абсолютно не скрываем, но, если депутаты хотят обсудить, может быть, даже где-то эмоционально, это их право. Может быть, где-то им и неудобно, когда хочется сказать, может, даже крепкое словечко, но они будут сидеть и молчать, потому что тут же это будет схвачено и выложено СМИ», - привел еще один довод Ярилов.

Что это? Намек на то, что пресса ограничивает свободу слова народных избранников? Безусловно, многие факты читинской действительности и некоторые предложения тех, кто эту действительность формирует, стоят «крепкого словечка», но депутатам же может хватить силы воли сдержаться? Особенно, если вспомнить, что профильными вопросами комитета-разработчика поправки, в том числе, являются вопросы культуры.

фото: МК в Чите

«Вы же потом придете на думу, где это решение будет принято открыто для всей прессы. Если бы мы хотели утаить, мы бы и думу закрыли. Мы же ничего не закрываем, наоборот. Открываемся, только делаем работу эффективной», - продолжил глава Читы.

«…мы бы и думу закрыли». Без комментариев. На мой вопрос, почему депутаты, если они недовольны взаимодействием с прессой, «делают работу эффективной», запрещая присутствовать на обсуждениях в комитетах, вместо того, чтобы предоставить журналистам возможность наравне с народными избранниками заранее изучать документы и приходить подготовленными, Евгений Ярилов отреагировал: «Мне нравится Ваш вопрос. Заходите с ним официально, на меня, пишите… Мы его рассмотрим на комитете».

«На котором журналистов не будет», - горько усмехнулась коллега.

На просьбу дать личную оценку тому, что было бы эффективнее – предоставлять документы журналистам или просто закрыть от них заседания, глава города сказал, что депутаты «не рассматривали вопрос предоставления документов», и вдруг поинтересовался: «Почему вы сейчас это сказали? Вы мне пришлите, мы нормально это рассмотрим и дадим нормальный ответ, и найдем с вами точки соприкосновения. Нет, вы дождались сейчас конкретно момента, когда депутаты приняли изменения в регламент, и вдруг нечаянно вспомнили: а нам бы документы…»

Мне показалось, что журналисты слегка опешили от заявления, что «дождались» абсолютно неожиданно принятого для них решения, обозначенного в повестке как вопрос «О внесении изменений в Регламент Думы городского округа «Город Чита», принятый решением Думы городского округа «Город Чита» от 24 сентября 2015 года №124»… Прекрасная формулировка для того, чтобы комитет, где он рассматривался, не посетил ни один журналист, когда в соседнем кабинете решаются острые вопросы ЖКХ? Впрочем, даже если бы СМИ пришли, где гарантия, что обсуждение не сделали бы закрытым?

После того, как депутаты, на мой взгляд, дали понять – другие варианты взаимодействия, кроме как выставить журналистов за дверь, не обсуждалось, «точки соприкосновения» найти будет очень сложно.

Но понимает ли гордума, что СМИ могут просто байкотировать их заседания? На этот вопрос Ярилов совершенно спокойно заявил: «У нас есть соответствующие договоры, где мы оплачиваем информацию, выдаем эту информацию, освещаем. У нас есть сайт и, грубо говоря, если некоторые средства массовой информации посчитают (нужным не освещать деятельность думы – прим. авт.), я не имею права им указывать».

Ну, что, уважаемые читинцы, согласны получать только оплаченную информацию? Теперь заявляю от редакции «МК в Чите»: мы как журналисты без «соответствующего договора» не хотим обрекать вас на это. Поэтому примем все меры, чтобы решение под условным обозначением «закрыть и не пущать» было отменено.

фото: МК в Чите

Напоследок Евгений Ярилов добавил: «Мой пресс-секретарь записывает все, о чем мы говорим. И мне будет интересно, как вы сегодня подадите наш с вами разговор. И гарантию, практически, даю, что опять будет выхвачено из контекста. Не то, что я сказал, а то, что вы посчитаете нужным опубликовать. Вот давайте честно начнем работать – вы начнете честно работать, и мы начнем честно работать (а сейчас как-то по-другому? – прим. ред.). И сделаем сотрудничество конструктивным, и не будет выхватываться из контекста «жареная» новость, а мы потом не вынуждены будем оправдываться: да мы этого не говорили, мы говорили абсолютно другое! Давайте так сделаем: если вы хотите подать какой-то факт, проведите расследование, обратитесь ко мне, скажите: вот такое-то мы расследование проводим, нам не хватает документарно, и потом, в случае, если я откажу, напишите, что глава города отказал в предоставлении информации».

Все это больше походит на желание контролировать потоки информации. На просьбу назвать конкретные примеры и СМИ, которые работают «нечестно», председатель гордумы предложил провести пресс-конференцию. К ней Ярилов обещал подготовиться. Пресс-подход же он сравнил с тем, как на первой лекции студенту дают экзаменационный билет и просят на него ответить.

Вот только хочется напомнить – этот экзамен гордуме устроила не пресса, и сейчас возникает только один вопрос: кому и зачем он был нужен?